Конвенционные преступления как вид конвенциональных преступлений

Понятие, признаки и виды конвенционных преступлений

Конвенциональные преступления в теории международного и российского уголовного права специально не выделяются. Данное понятие не употребляется для обозначения какой-либо группы деяний. Как правило, речь идет о конвенционных, международных, трансграничных и иных подобных преступлениях. Однако ни один из предложенных терминов не позволяет определить сущность общественно опасных деяний, которые вытекают из международных договоров, посвященных вопросам уголовного права.

Ф.Ф. Мартене писал, что «всякое преступление есть посягательство на общий правовой порядок, обнимающий все государства»1. П. Казанский указывал: «Право каждого образованного государства содержит в себе уголовно-правовые постановления, касающиеся разных нарушений международного права»2.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

А. Фердросс, развивая эту мысль, отмечал, что «государства обязаны на основе международного права преследовать определенные неправомерные деяния, которые регулируются отчасти общим международным правом, а отчасти международными договорами»3.

Конвенционные преступления, как наиболее часто употребляемый термин в теории международного и уголовного права для характеристики преступного деяния, основанием криминализации которого послужила норма международного договора, традиционно рассматриваются совместно с так назы ваемыми международными преступлениями. Д.

Рассматриваемые преступления учеными именуются по-разному. Так, О.Н. Шибков предлагает называть эти деяния-международными преступлениями?, А.А. Цветков-транснациональными6, А.Г. Кибальник, Р.А. Адельханян -преступлениями в международном уголовном праве7.

Некоторые авторы наряду с двумя указаннымивыше группами выделяют третью — общеуголовные преступления, осложненные «иностранным элементом»8 (с международными связями ), иными словами, это преступления, совершенные иностранцами на территории другого государства или против иностранцев10.

И.И. Лукашук рассматриваемые деяния считает транснациональными и понимает под ними- общеуголовные преступления, подпадающие под юрисдикцию двух и более государств. «В одних случаях такие преступления совершаются в- одном государстве, а последствия проявляются в другом. В других случаях часть преступных действий совершается в одном государстве, а часть в другом»11.

Л.Н. Шестаков относит к транснациональным преступлениям общеуголовные преступления, не посягающие на международный правопорядок и не затрагивающие интересы международного сообщества, отправление правосудия по которым невозможно без помощи других государств12.

В литературе в качестве самостоятельного вида транснациональных преступлений предлагается выделять посягательства, выходящие за пределы какого-либо одного государства и приобретающие международный характер лишь в конкретной ситуации в связи с появлением в составе преступления «иностранного» элемента. В данную группу включаются хищения и некоторые другие преступления, по поводу которых заключаются соглашения о правовой помощи .

Таким образом, по вопросу о сущности преступных посягательств, запрещенных международными, договорами, нет единства мнений, как нет и общего, термина, охватывающего все подобные деяния. Наиболее распространенной является точка зрения, в соответствии с которой все преступления, вытекающие из международных актов, делятся на две группы: международные преступления и преступления международного характера.

Доктрина международного права долгое время (да и сейчас некоторые авторы не отходят от этой концепции) связывала международные преступления исключительно с ответственностью государств.

По Ф. Листу любое исходящее от государств нарушение защищенного международным правом интереса другого государства является, международ ным деликтом. «Субъектом международно-правового деликта, а следовательно, носителем обоснованной этим деликтом ответственности, является только само государство, и притом даже в.том случае, когда оно отвечает за действия своих подданных»14.

Выделяют прямую и косвенную ответственность государства, которое само по себе как таковое не может причинять ущерб или вред, не может совершать или допускать совершение действия — или бездействия, образующего состав международного преступления. Эти действия осуществляются органами, государства и его должностными лицами.

Если- эти органы и лица действуют в рамках, своих полномочий, то государство несет прямую ответственность, если же эти органы и должностные лица сами нарушают внутренний порядок страны и ее законодательную систему, а также в случае преступных действий или бездействия граждан, иностранцев и апатридов в пределах юрисдикции государства при попустительстве или при бездействии органов власти и его должностных лиц, государство будет нести косвеннуюютветственность .

ПОДРОБНЕЕ:  Ип имеет право на имущественный вычет

Конвенционные преступления — самостоятельный вид конвенциональных преступлений. Следовательно, они обладают признаками, свойственными всем конвенциональным преступлениям, и в то же время рядом особенностей.

В литературе выделяются следующие их характерные черты: 1) международная общественная опасность, т.е. способность причинять вред охраняе-мым международным правом отношениям ; 2) противоправность, обусловленная запретами, предусмотренными предписаниями соответствующих международно-правовых актов; 3) виновность государства в совершении деяния;

Конвенционные преступления как вид конвенциональных преступлений

Противоправность конвенционных преступлений нельзя сводить, исклю- чительно к запрещенности их международным договором. Необходима соответствующая уголовно-правовая норма внутреннего законодательства. Нельзя1 также делать однозначный вывод относительно виновности государства, так как, во-первых, применять категорию вины к коллективному, в том числе государственному, образованию в рамках сложившегося в уголовном праве представления нельзя.

Т.Т. Мансуров указывает на необходимость признания норм международного права, в которых предусмотрены преступления международного характера, подавляющим большинством членов мирового сообщества .

Автор безосновательно исключил из числа указанных преступлений деяния, предусмотренные региональными международными договорами, например некоторыми европейскими конвенциями (так, первым актом, предусматривающим борьбу с терроризмом, была Европейская конвенция о пресечении терроризма, заключенная 27 января 1977 г. в г. Страсбурге ).

Несмотря на то что такие договоры не имеют всеобщего характера, не учитывать их нельзя ввиду распространенности общественно опасных деяний на территории конкретного региона, угрожающих причинением.вреда нескольким государствам. Региональные международные договоры также являются самостоятельным видом межгосударственных соглашений.

Криминологическая характеристика личности граждан, совершивших автотранспортные преступления, и вопросы профилактики данного вида преступленийАруев Кирилл Богданович

Административно-правовое предупреждение отдельных видов преступлений Фризен Петр Дмитриевич

Уголовно-правовые и криминологические особенности отдельных видов преступлений, совершаемых в сфере реализации приоритетных национальных проектовАнисимов, Сергей Николаевич

Подкуп как криминогенное преступление (Понятие, виды, юридический анализ, квалификация) Эксанова Алсу Асяатовна

Рецидив как вид множественности преступлений в российском уголовном правеКоротких Наталья Николаевна

Специальный субъект преступления (понятие, виды, некоторые вопросы квалификации) Устименко Виктор Васильевич

Виды групповых преступлений и их квалификация по УК Российской Федерации Хмелевская Татьяна Анатольевна

Преступления против личности

При характеристике конвенционных преступлений необходимо исходить из классификации последних по объекту посягательства, руководствуясь при этом последовательностью, предложенной российским уголовным законом.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Особенная часть УК РФ открывается разделом «Преступления против личности», следовательно, законодатель посчитал необходимым отдать приоритет защите личности, а уж затем прочим объектам охраны.

В структуре преступлений против личности к собственно конвенционным можно отнести: похищение человека (ст. 126 УК РФ), торговлю людьми (ст. 127 УК РФ) и использование рабского труда (ст. 127 УК РФ). Эти посягательства появились в национальном законодательстве в связи с принятием Россией обязательств по международному договору, т.е.

включены в УК РФ после ратификации соответствующего международного акта. Кроме того, к числу конвенционных определений относят дефиницию пытки, однако при,сопоставлении УК РФ и норм международных актов можно сделать вывод, что она таковым не является. Истязание с применением пытки будет рассмотрено именно для того, чтобы показать различие между международно-правовым и российским уголовно-правовым понятием пытки.

Истязание с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ). Согласно примечанию к ст. 117 УК РФ пыткой признается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 9 декабря 1975 г. в определении пытки специально указывает на субъектов ее совершения — официальное лицо или иное лицо, осуществляющее пытку по подстрекательству официального лица.

ПОДРОБНЕЕ:  Имеет ли право УК отключать электроэнергию за неуплату и долги

Пыткой не могут признаваться причиняемые боль или страдание, возникающие только из-за законного лишения свободы. По-Декларации пытка представляет собой усугубленный и преднамеренный вид жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания и является оскорблением человеческого достоинства, она должна быть осуждена как нарушение прав человека и основных свобод.

Конвенция. против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.111 уточняет определение пытки, данное в Декларации, включая возможность ее применения к лицу также в качестве наказания за действие, которое совершило нетолько оно, но илретье лицо, либоиноеаналогичное действие, совершенное по причине, основанной, на дискриминации любого характера. Лицо, осуществляющее пытку, может действовать не только по подстрекательству, но и с ведома или молчаливого согласия должностного лица.

Таким образом, международно-правовое определение пытки существенно отличается от дефиниции, предложенной российским законодателем. В уголовном» законе не упоминается противоправность причинения страданий, отсутствует указание на умышленную форму вины, изменен круг целей, которые может преследовать лицо, применяющее пытку .

В литературе предлагаются различные дефиниции рассматриваемого понятия113, но так или иначе все авторы едины во мнении, что пытка представляет собой причинение другому лицу страданий в целях получения определенной информации или принуждения к совершению или воздержанию от совершения какого-либо действия. При этом предлагается ввести самостоятельный состав пытки — ст. 1171 УК РФ.

Такой подход не соответствует нормам международного права и семантике слова «пытка». Пытка — физическое насилие, истязание при допросе; нравственное мучение, терзание114. Поэтому представляется неоправданным отказ российского законодателя от указания специального субъекта пытки115.

Более обоснованным является использование данного понятия в ч. 2 ст. 302 УК РФ, признающей преступным принуждение с применением пытки подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание.

Указанный состав в большей степени отвечает конвенционным требованиям о запрете пыток, но в нем учтен не весь перечень деяний, предусмотренный международным правом. Так, в УК РФ речь идет только о принуждении к даче показаний, в то время как Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания предписывает криминализировать применение пытки и в целях наказания, а также запугивания или принуждения к совершению определенных действий в интересах лица, применяющего пытку, или к воздержанию от их совершения. Кроме того, пытка может быть осуществлена по любым дискриминационным мотивам.

И.В. Дворянсков предлагает криминализировать применение пытки в отношении допрашиваемого, эксперта или переводчика следователем, дознавателем или прокурором . Предлагаемый состав преступления выгодно отличается, от предложенной иными авторами законодательной новеллы,— ст. 117 УК РФ, однако ограничивает круг субъектов преступления только лицами, осуществляющими предварительное расследование, в то время как международное право говорит о государственных должностных лицах или иных лицах, выступающих в официальном качестве, а также о лицах, совершающих пытку по подстрекательству, с ведома- или молчаливого согласия таких, официальных лиц.

Следует поместить норму о пытке в гл. 30 УК РФ, не ограничивая, таким образом, возможность ее совершения только в сфере правосудия. Необходимо сформулировать общую норму, которая запрещала бы применение пытки в любой сфере государственно-властных отношений, в любой ветви власти. Кроме того, появление такого состава преступления соответствовалозбы обязательствам, принятым Россией при ратификации Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

ПОДРОБНЕЕ:  Преступления в состояние аффекта

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205 УК РФ) . Преступление характеризуется публичными- призывами к указанной деятельности или публичным оправданием терроризма.

На международном уровне, несмотряша большое количество актов, запрещающих те или иные проявления терроризма, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности признаются преступными только в ст. 5 Варшавской конвенции,Совета Европы по предупреждению терроризма от 16 мая 2005 г. . В ней указывается, что «»публичное подстрекательство к совершению террористического преступления» означает распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению террористического преступления, когда такое поведение, независимо от того, пропагандирует оно или нет непосредственно террористические преступления, создает опасность совершения одного или нескольких таких преступлений». При этом подчеркивается, что оно совершается «незаконно и умышленно».

Определения- публичного оправдания терроризма в международных ак-тах нет, зато его дефиниция содержится в примечании к ст. 205 УК РФ — это публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися- в поддержке и подражании. Определения публичных призывов к террористической деятельности в уголовном законе не содержится.

Данный пробел пытается восполнить теория: Так, под ними понимаются «од нократные или многократные обращения к широкому кругу лиц в любой форме (устно, письменно, с помощью средств связи, распространение материалов или информации; как анонимно, так и с указанием автора), нацеленные на побуждение адресатов призывов к осуществлению террористической деятельно-сти» ;

либо «устное, письменное или осуществляемое в иной форме воздействие на сознание, волю и поведение людей с целью воодушевления их на осуществление какой-либо деятельности (в данном случае террористической). Публичность предполагает аудиторию слушателей от нескольких человек до толпы, которые могут воспринимать (слышать, видеть, читать) предлагаемую информацию»

Необходимость криминализации подобных действий осознавалась еще до включения соответствующих норм в уголовный закон. Например, Г.Ф. Бай-рак обосновывает необходимость установления уголовной ответственности за распространение информации, содержащей указания по совершению террористических действий, т.е.

Р.Ю. Казаков полагает, что лица должны подлежать ответственности не только за распространение литературы и иных печатных материалов, содержащих указания, советы или рекомендации по совершению террористических действий, но также за призывы к совершению актов терроризма по отношению к национальным, религиозным или любым иным социальным группам либо государственным, политическим, общественным деятелям, деятелям искусства, литераторам, журналистам, священнослужителям.

Кроме того, по его. мнению, необходимо признать уголовно наказуемым пособничество совершению актов терроризма в виде предоставления оружия, боеприпасов, взрывчатых материалов и иных веществ и орудий, необходимых для таких актов, либо содействие советами, рекомендациями и указаниями, как их совершать, предоставление убежища террористам, помещений для хранения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ либо содействие в любых иных формах, а также подстрекательство к совершению актов терроризма .

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Распространение подобной литературы полностью охватывается понятием «публичные призывы». Что же касается предложения криминализировать пособничество и подстрекательство, то достаточно существующих положений Общей части УК РФ о соучастии. Кроме того, предложенные автором способы пособничества (предоставление оружия, боеприпасов, взрывчатых материалов и иных веществ и орудий) образуют самостоятельные составы преступлений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector