Этапы квалификации преступления в уголовном праве

Понятие и этапы квалификации преступлений

В рамках уголовного судопроизводства на досудебной стадии устанавливается юридическое тождество между признаками содеянного и состава деяния, закрепленного в УК. Именно этот процесс именуется квалификацией преступлений. Этапы этой деятельности подчиняются определенным закономерностям.

Этот процесс протекает во времени и направлен на выбор конкретной уголовной нормы, подлежащей применению в отношении конкретного субъекта.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Вопрос о критериях выделения, количестве и содержании этапов квалификации преступлений в уголовной науке решается разными способами. В настоящее время единый подход к этой проблеме отсутствует.

Соучастие определено в ст. 32 УК РФ, согласно кото­рой «соучастием в преступлении признается умышленное сов­местное участие двух или более лиц в совершении умышлен­ного преступления».

Проблемам ответственности за соучастие в преступлении посвящен ряд научных трудов.

Соучастие не создает никаких особых оснований уголов­ной ответственности, а предполагает применение общих прин­ципов ответственности по уголовному праву Российской Фе­дерации. Единственным основанием уголовной ответственности по УК РФ является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим УК.

Он очерчивается в статьях Особенной и Общей частей УК, причем применительно к деянию соучастника, не выполня­ющего непосредственно объективную сторону, обрисованную в диспозиции статьи Особенной части, — с учетом нормы, со­держащейся в ст. 33 данного УК. Это положение определяет возможность уголовной ответственности за содеянное как одним лицом, так и в соучастии несколькими лицами.

Представляя собой особую форму совершения преступле­ния, соучастие, характеризуется рядом объективных и субъ­ективных признаков.

Этапы квалификации преступления в уголовном праве

1) участие в преступлении двух или более лиц;

2) совместность их деятельности.

Наименьшее число виновных при соучастии — два лица, каждое из которых является вменяемым (ст. 21 УК РФ) и достигшим установленного законом возраста, с которого воз­можна уголовная ответственность (ст. 20 этого УК).

Не образует соучастия совершение преступления совмест­но двумя лицами, одно из которых невменяемо или не достигло возраста уголовной ответственности, поскольку, послед­ние не могут быть субъектом преступления. Наличие таких свойств указанных лиц исключает в данной ситуации взаим­ную согласованность их действий и, следовательно, соучастие.

При этом в случае совершения преступления двумя людьми действия вменяемого, достигшего возраста уголовной ответ­ственности лица, являющегося исполнителем, квалифициру­ются как совершение преступления одним лицом, а не груп­пой. Организаторы, подстрекатели или пособники выступают в таком случае как исполнители, которых принято именовать посредственными исполнителями.

Однако соучастие не исключается, если кто-либо из со­участников по каким-либо иным основаниям будет в даль­нейшем освобожден от уголовной ответственности (например, по основаниям, предусмотренным ст. 75, 76, 77, 90 УК РФ).

Именно так следует понимать разъяснения, содержащиеся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. с изменениями, внесенными 26 апреля 1984 го­да, «О судебной практике по делам об изнасиловании», о том, что «действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР…

неза­висимо от того, что другие участники в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не были привлечены к уголовной ответственно­сти», а также в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями, внесенными 23 декабря 1970 г.

и 27 июля 1983 г., «О судебной практи­ке по делам о грабеже и разбое». Иначе и, на наш взгляд, ошибочно истолковывает эти разъяснения Р. Галиакбаров. Он отрывает понятие группы от института соучастия и считает, что группа будет и тогда, когда один из субъектов не достиг возраста уголовной ответственности.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Другой объективный признак — совместность деятельно­сти соучастников — выражается в том, что, во-первых, пре­ступление совершается взаимосвязанными и взаимообуслов­ленными действиями (или бездействием) участников, во-вто­рых, они влекут единый для участников преступный резуль­тат и, в-третьих, между действиями каждого соучастника, с одной стороны, и общим преступным результатом — с другой, имеется причинная связь.

Независимо от того, подразделяются ли роли соучастни­ков на исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособ­ников или все соучастники являются исполнителями преступ­ления, действия их взаимосвязаны, преступление совершается их общими, дополняющими друг друга усилиями, каждый ис­пользует усилия другого и ему содействует.

Отсутствие взаимообусловленных действий исключает соучастие. Так, Судеб­ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР не признала соучастием действия Попова и Лучкина, кото­рые поочередно изнасиловали В., уединяясь с ней в одном и том же помещении, так как они не содействовали друг другу в совершении с потерпевшей насильственных половых актов путем применения к ней насилия.

Действия каждого соучастника обусловливают наступле­ние преступного результата в целом, а не какой-либо его ча­сти. Поэтому совместное причинение вреда объекту или поставление его в опасность есть общий, единый результат совместной деятельности всех соучастников. Преступление, совершенное сообща, является единым и неделимым.

Пленум Верховного Суда СССР признал необоснованным осуждение Цивина и Четверткова за соучастие в убийстве Конанева, поскольку в момент драки, внезапно возникшей в ре­сторане, они хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Четвертков намере­вался ограничиться побоями, а Цивин — причинить смерть, и ударом стула нанес потерпевшему смертельное ранение. Пле­нум нашел, что Цивин виновен в убийстве, а Четвертков — в совершении злостного хулиганства.

Наличие единого результата совместной деятельности со­участников не означает, что каждый из них вносит равный вклад в совершение преступления. Степень участия каждого нередко различна, ее необходимо устанавливать и учитывать для индивидуализации ответственности и наказания.

Необходимое условие совместности — причинная связь между действиями каждого соучастника и преступным ре­зультатом в целом. Ее отсутствие исключает соучастие.

Причинная связь выражается в следующем. Во-первых, каждый соучастник взаимосвязан хотя бы с одним из дру­гих соучастников, вкладывает свои усилия в достижение об­щего преступного результата, создает для этого необходимые условия и участвует тем самым непосредственно или опосре­дованно в причинении вреда объекту посягательства. Во-вто­рых, их действия по времени предшествуют или по крайней мере совпадают с совершением преступления.

Причинная связь позволяет отграничить соучастие, на­пример, от заранее не обещанного укрывательства. Последнее не является соучастием, так как не находится в причинной связи с совершенным преступлением. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР применительно к УК РСФСР 1960 г. признала заранее не обещанным укры­вательством, а не соучастием действия Тариева, который на закрепленной за ним автомашине помог Керимову, Загирову и Руфиеву, похитившим со склада ковровой фабрики 10 харалов ковровой пряжи общим весом 210,5 кг на сумму 7 тыс. рублей, после того как похищенное было переброшено через забор фабрики и находилось вне ее территории, перевезти его в дом Алескеровой.

Причинная связь при соучастии имеет некоторые особен­ности по сравнению со случаями совершения преступления одним лицом. Когда его участники выполняют разные роли, действие (или бездействие), описанное в диспозиции соответ­ствующей статьи Особенной части, осуществляется непосред­ственно исполнителем.

Остальные создают своими действия­ми необходимые условия для этого, причем такие, которые имеют существенное значение для совершения преступления исполнителем и без которых в данной обстановке он не мог осуществить намеченное. Создавая указанные условия, со­участники содействуют исполнителю преступления.

В резуль­тате образуется объективная причинная связь между деятельностью соучастника и последующими преступными действия­ми исполнителя. Деятельность соучастников создает или су­щественно облегчает ему реальную возможность приступить к совершению преступления и выполнить намеченное. Он мо­жет и не воспользоваться этим.

Реальная возможность пре­вращается в действительность в результате сознательных во­левых действий исполнителя. Таким образом, создается при­чинная связь между деятельностью соучастника и совершен­ным им преступлением. Следовательно, при соучастии при­чинная связь между действиями соучастника и совершенным преступлением характеризуется, с одной стороны, созданием реальной возможности исполнителю совершить преступление и, с другой, — реализацией им этой возможности.

В законе (ст. 32 УК РФ) содержится указание о том, что соучастием признается умышленная деятельность — умыш­ленное совместное участие в совершении умышленного пре­ступления.

Указание закона на умышленный характер соучастия означает, что, во-первых, действия каждого соучастника яв­ляются умышленными и, во-вторых, оно возможно лишь при совершении умышленного преступления. Поэтому соучастие исключается тогда, когда психическое отношение лица к соде­янному или к созданию исполнителю реальной возможности совершения преступления, даже умышленного, выражается в форме неосторожности.

Последняя исключает необходимую виновную связь по поводу совершения преступления между оказавшимися причастными к нему лицами. В данном слу­чае отсутствует такой субъективный признак соучастия, как согласованность, и каждое из этих лиц несет ответственность только за свои неосторожные действия самостоятельно и неза­висимо от другого.

Являясь умышленной, деятельность любого соучастника, включая исполнителя и пособника, характеризуется всегда только прямым умыслом. Однако в юридической литерату­ре распространено мнение о том, что действия исполнителя с субъективной стороны могут характеризоваться не только прямым, но и косвенным умыслом.

ПОДРОБНЕЕ:  Отказ от права собственности на земельный участок – как это происходит, правовые последствия отказа

Виды специальных субъектов по УК РФ и их классификация.

Субъект преступления — это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом, ви­новное в совершении общественно опасного деяния, преду­смотренного этим законом в качестве преступления. Субъект преступления — неотъемлемый элемент состава преступления.

Субъект преступления и его признаки определены в ст. 19-23 гл. 4, именуемой «Лица, подлежащие уголовной ответствен­ности», раздела II, названного «Преступление», помещенных в Общей части УК РФ, а также в ряде статей Особенной части этого УК.

Признаки, предусмотренные в указанных статьях Общей части УК РФ, обязательны для субъекта любого преступ­ления. Отсутствие какого-либо признака из определенных в ст. 19, 20 и 21 этого УК исключает наличие субъекта преступ­ления и состава преступления в целом. Субъект преступле­ния, характеризуемый только признаками, закрепленными в ст. 19, 20 и 21 Общей части УК РФ, принято называть общим субъектом преступления.

Во многих статьях Особенной части УК РФ предусматри­ваются еще и дополнительные, в рамках общего понятия со­става преступления — факультативные, признаки, каждый из которых характеризует субъекта соответствующего конкрет­ного состава преступления. Отсутствие такого признака ис­ключает наличие субъекта данного конкретного состава пре­ступления и этот состав преступления в целом.

Субъект пре­ступления, наделенный не только признаками, предусмотрен­ными ст. 19, 20 и 21 Общей части УК РФ, но еще и дополни­тельным признаком, определенным в статье Особенной части этого УК, который для соответствующего конкретного состава преступления обязателен, принято именовать специальным субъектом преступления.

На основании ст. 19 УК РФ «уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее воз­раста, установленного настоящим Кодексом». Из этой нор­мы вытекает, что субъектом преступления — общим — может быть только лицо, во-первых, физическое, во-вторых, вменя­емое и, в-третьих, достигшее возраста, установленного уго­ловным законом.

1) физическое лицо

2) вменяемое лицо

3) лицо, достигшее возраста, с которого согласно УК РФ наступает уголовная ответственность.

Понятие физического лица в УК РФ отсутствует. Опреде­ления же возраста и вменяемости, причем последней в нега­тивной форме — невменяемости — содержатся соответственно в ст. 20 с наименованием «Возраст, с которого наступает уго­ловная ответственность» и ст. 21 под названием «Невменяе­мость».

В теории отечественного уголовного права понятие и при­знаки субъекта преступления раскрываются в ряде трудов, специально посвященных данной проблеме.

Субъектом преступления является только физическое ли­цо. Уголовная ответственность юридических лиц УК РФ, как и ранее действовавшими УК РСФСР, не установлена. В соот­ветствии со ст. 11 и 12 УК РФ субъектом преступления мо­жет быть гражданин РФ, лицо без гражданства и иностранный гражданин. На основании ч. 4 ст.

Во-пер­вых, отсутствие какого-либо признака общего субъекта пре­ступления исключает состав преступления. При совершении преступления двумя лицами, одно из которых не обладает ка­ким-либо признаком общего субъекта преступления, исклю­чается соучастие. В преступлении со специальным субъектом лицо, не обладающее признаком или признаками специального субъекта, не может быть исполнителем преступления.

Во-вторых, квалифицирующие, особо квалифицирующие, привилегирующие, отягчающие, смягчающие обстоятельства, от­носящиеся к характеристике субъекта преступления, могут учитываться соответственно при квалификации преступления или при назначении наказания лишь тогда, когда виновный обладает этими признаками.

Этапы квалификации преступления в уголовном праве

В-третьих, ряд признаков, харак­теризующих субъекта преступления, определяет возможность или, наоборот, невозможность назначения наказания, напри­мер, смертной казни, пожизненного лишения свободы; осво­бождения от уголовной ответственности, к примеру, в связи с деятельным раскаянием, с применением принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним;

Специальный субъект преступления — это лицо, характе­ризуемое, как отмечалось, помимо признаков, присущих об­щему субъекту преступления, еще и дополнительным призна­ком, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, кото­рый для соответствующего конкретного состава преступления является обязательным.

В теории отечественного уголовного права применитель­но к УК РФ приводятся различные классификации призна­ков специального субъекта преступления, не являющиеся ис­черпывающими.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

«1) по государственно-правовому положению: гражданин РФ (ст. 275), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 276);

2) по демографическому признаку: по полу — мужчина (ст. 131); по возрасту — совершеннолетний (ст. ст. 150, 151);

3) по семейным, родственным отношениям — родители и лица, их заменяющие, дети (статьи 156, 157);

4) по отношению к военной обязанности: призывник (ст. 328); военнослужащий и военнообязанный (ст. 331-352);

5) по должностному положению: должностное лицо (части вторые ст. 137 и 138; часть третья ст. 139; ст. 143; части вторые ст. 144, 145; ст. 149; ст. 285-288. 289, 290, 291 и др.);

6) по должностному положению лиц, работающих в специ­альных государственных системах: дознаватель, следователь, прокурор, судья, работник милиции (ст. 299-305, 310, 311);

этапы квалификации преступлений

7) по профессиональным обязанностям: врач, другие ме­дицинские и фармацевтические работники (ст. 124, 128);

8) по характеру выполняемой работы: лицо, которому све­дения, составляющие государственную тайну, были довере­ны по службе или работе (ст. 283, 284), член избиратель­ной комиссии (ст. 142), работник железнодорожного, водного или воздушного транспорта, связанный со службой движения, эксплуатации или ремонта транспорта (ст. ст. 263, 266); работ­ник торговли и других организаций, осуществляющих реали­зацию товаров или оказывающих услуги населению (ст. 200), и др.;

9) по занимаемой должности: капитан (ст. 270), механик (ст. 266), командир воздушного судна (ст. 271) и др.;

10) по характеру обязанностей граждан в отношении государства: свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик (ст. 307, 308);

11) по особому положению лица в отношении потерпевше­го: лицо, на иждивении или в подчинении которого находился потерпевший (ст. 125, 133);

12) по особому положению лица, связанному с совершени­ем преступления: лица, отбывающие лишение свободы, ранее судимые, осужденные за тяжкие преступления, лица, находя­щиеся под стражей (части третьи ст. 58, 159, 161, 162; ст. 313, 314 и многие другие);

13) по другим обстоятельствам: водитель или лицо, управ­ляющее транспортным средством (ст. 263), и др.».

квалификация преступлений в уголовном праве

В другой из классификаций выделяются также «образо­вательный статус (лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля — ст. 123 УК); со­стояние здоровья (наличие у лица ВИЧ — инфекции — ст. 122 УК)».

Следует отметить, что, помимо выделения и классифика­ции признаков специального субъекта преступления «по го­ризонтали», возможны и необходимы такие выделение и классификация еще и признаков узкоспециального субъекта пре­ступления разных уровней, то есть «по вертикали». Это отно­сится к классификации специального субъекта преступления по должностному положению.

Мнение Г. А. Левицкого

Правильная квалификация преступлений зависит от правильного установления фактических обстоятельств дела, верного понимания сути уголовно-правовой нормы, определения юридической силы источника и пр. При этом данные процедуры неоднократно повторяются. При установлении тождества признаков происходит постоянное уточнение тех или иных обстоятельств.

Между тем, как полагает Кудрявцев, сами по себе указанные действия не формируют содержание этапов квалификации преступлений. Они образуют только предпосылки для них, т. е. условия, которыми обеспечивается верное применение законодательства.

Непосредственное установление конкретного состава преступления начинается только после окончания предварительной деятельности. Она выступает, по мнению Кудрявцева, в качестве предпосылки для правильной квалификации. Автор связывает этапы квалификации преступлений со стадиями уголовного судопроизводства:

  • Возбуждение дела.
  • Формулирование и предъявление обвинения.
  • Составление, утверждение обвинительного акта (заключения).
  • Разбирательство в суде.
  • Пересмотр дела в апелляционной, кассационной инстанции.

Представляется, однако, что все это не этапы определения тождества признаков деяния и состава преступления, а только лишь перечисление стадий процесса, в ходе которых происходит квалификация преступлений в уголовном праве.

Безусловно, квалификация преступлений как процессуальная деятельность на различных стадиях процесса обладает определенными общими чертами и подчиняется конкретным закономерностям. В этой связи подмену понятия «этап квалификации» понятием «стадия уголовного процесса» нельзя признавать обоснованной.

Как считает Левицкий, следует выделять 4 этапа квалификации преступлений в уголовном праве:

  1. Определение юридического значения субъективных и объективных признаков, которыми характеризуется содеянное и личность причастного к нему гражданина.
  2. Выбор конкретной уголовно-правовой нормы, закрепляющей предполагаемый состав преступления, уяснение сути признаков, образующих его.
  3. Установление соответствия признаков деяния и состава преступления.
  4. Закрепление вывода в процессуальном акте.

По мнению ряда авторов, включение в процесс предварительной деятельности является неоправданным. Она формирует только предпосылки для верной квалификации, однако сама по себе ею не является.

Примеры судебной практики.

Возраст.

Обязательным признаком субъекта преступления явля­ется достижение лицом возраста, с которого возможна уго­ловная ответственность, установленного уголовным зако­ном. Возраст общего субъекта преступления регламентирован ст. 20 УК РФ, именуемой «Возраст, с которого наступает уго­ловная ответственность» состоящей из трех частей.

На основании ч. 1 этой статьи «уголовной ответственно­сти подлежит лицо, достигшее ко времени совершения пре­ступления шестнадцатилетнего возраста», а ее ч. 2 «лица, достигшие ко времени совершения преступления четырна­дцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105),

— умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111),

— умышленное причинение сред­ней тяжести вреда здоровью (статья 112),

— похищение чело­века (статья 126),

понятие уголовного судопроизводства

— изнасилование (статья 131),

— насильствен­ные действия сексуального характера (статья 132),

ПОДРОБНЕЕ:  Временные права – для чего они нужны?

— кражу (статья 158),

— грабеж (статья 161),

— разбой (статья 162),

— вы­могательство (статья 163),

— неправомерное завладение авто­мобилем или иным транспортным средством без цели хище­ния (статья 166),

— умышленные уничтожение или поврежде­ние имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вто­рая статьи 167),

понятие и этапы квалификации преступлений

— терроризм (статья 205),

— захват заложника (статья 206),

— заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207),

— хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213), вандализм (статья 214),

— хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрыв­чатых веществ и взрывных устройств (статья 226),

— хищение либо вымогательство наркотических средств или психотроп­ных веществ (статья 229),

— приведение в негодность транспорт­ных средств или путей сообщения (статья 267)».

Установле­ние пониженного — четырнадцатилетнего — возраста уголов­ной ответственности за перечисленные двадцать видов пре­ступлений объяснимо тем, что уже по достижении этого воз­раста лицо способно осознавать фактический характер и об­щественную опасность таких деяний как очевидных даже для подростка.

Именно такое объяснение указанного пониженного возраста уголовной ответственности подтверждается нормой, содержащейся в ч. 3 ст. 20 УК РФ, согласно которой «если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного ча­стями первой или второй настоящей статьи, но вследствие от­ставания в психическом развитии, не связанном с психиче­ским расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездей­ствия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответ­ственности».

В рамках общего понятия состава преступления возраст может выступать в качестве факультативного признака субъ­екта преступления, то есть характеризовать специального субъекта преступления. Это имеет место в случаях, когда в соответствии с нормами, содержащимися в УК РФ или дру­гом законе РФ, уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

На основании ч. 1 ст. 19 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» от 11 февра­ля 1993 г. № 4455-1 в редакции Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288 и федеральных законов от 3 декабря 1994 г. № 55-ФЗ, от 29 апреля 1995 г. № 69-ФЗ и 9 мая 1996 г. № 42-ФЗ «решение о призыве гражданина на военную службу может быть принято только после достижения им 18-летнего возраста», что обусловливает минимальный восемнадцатилет­ний возраст субъекта любого преступления против военной службы.

Субъектом преступления может быть только лицо, достиг­шее возраста, с которого уголовным законом установлена от­ветственность за конкретный вид преступлений. Поэтому при совершении лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасного деяния, содержащего признаки двух разных составов преступлений, в целом совпадающих по объективной и субъективной сторонам, субъектом одного из которых признается лицо, достигшее четырнадцатилетне­го возраста, а другого — шестнадцатилетнего возраста, соде­янное представляет собой лишь то преступление, субъект ко­торого — лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

На­пример, за убийство государственного или общественного де­ятеля, совершенное в целях прекращения его государствен­ной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность, предусмотренное ст. 277 УК РФ, субъек­том которого признается лицо, достигшее шестнадцатилетне­го возраста, лицо в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет подлежит уголовной ответственности за убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельно­сти или выполнением общественного долга, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 105 этого УК, субъект которого — лицо, достиг­шее четырнадцатилетнего возраста.

Относительно момента достижения лицом четырнадцати­летнего, шестнадцатилетнего, восемнадцатилетнего возраста необходимо руководствоваться разъяснениями, содержащи­мися в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», согласно которому «су­дам необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 392 УПК РСФСР установление возраста несовершеннолетне­го входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних.

При установлении судебно-медицинской экспертизой воз­раста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определе­нии возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица».

В этом же пункте содержатся разъяснения по примене­нию ч. 3 ст. 20 УК РФ. В нем рекомендовано учитывать, что «если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но имеет не связанное с психическим расстройством отставание в пси­хическом развитии, ограничивающее его способность осозна­вать фактический характер и общественную опасность обоих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

При наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, в силу ст. 78 и 79 УПК РСФСР назначается судебная комплексная психо­лого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о на­личии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии.

Указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта-психолога, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несо­вершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту».

Вменяемость.

особенности квалификации преступлений

Вменяемость определяется в УК РФ, как отмечалось, в негативной форме — невменяемости. Наличие невменяемости исключает вменяемость и, наоборот, отсутствие невменяемо­сти означает, что лицо является вменяемым.

Согласно ст. 21 УК РФ, поименованной «Невменяемость», «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фак­тический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического рас­стройства, слабоумия либо иного болезненного состояния пси­хики».

В цитированной дефиниции установлены критерии невме­няемости: два юридических (психологических) и четыре ме­дицинских (биологических).

1) отсутствие у лица возможности осознавать факти­ческий характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и

2) отсутствие у лица возможности руко­водить своими действиями (бездействием).

1) хроническое психическое расстрой­ство,

2) временное психическое расстройство,

установление конкретного состава преступления

3) слабоумие и

4) иное болезненное состояние психики.

Следует отметить, что в теории уголовного права термины «юридические кри­терии» и «медицинские критерии» обычно употребляются в единственном числе — «юридический критерий» и «медицин­ский критерий» — с подразделением каждого из них на при­знаки, соответствующие перечисленным критериям. Однако терминологически и с позиции их уголовно-правовой приро­ды точнее употреблять указанные критерии во множествен­ном числе, поскольку любой из них имеет самостоятельное значение.

Юридические и медицинские критерии альтернативны. Для наличия невменяемости необходима совокупность двух критериев: одного юридического и одного медицинского.

Первый из названных юридических критериев является интеллектуальным, относящимся к сфере сознания, а вто­рой — волевым, находящимся в волевой сфере.

Медицинские критерии проявляются в различных болезненных состояниях психики, в частности, хроническое пси­хическое расстройство, например, в шизофрении, эпилепсии, маниакально-депрессивном психозе; временное психическое расстройство — в реактивных состояниях, сумеречном состоя­нии сознания, патологическом опьянении;

слабоумие — в ум­ственной неполноценности, состоящей в различных формах олигофрении — дебильности (легкая степень), имбецильности (средняя степень), идиотии (тяжелая степень); иное болезнен­ное состояние психики — в острых формах психопатии, изме­нениях в психике у лиц, страдающих поражением органов зре­ния, слуха, речи, бредовых состояниях, вызванных отравлениями, травмами, и т. д.

Невменяемость определяется наличием совокупности ука­занных — юридического и медицинского — критериев не вооб­ще, а на момент совершения лицом общественно опасного дея­ния. Наличие медицинского критерия констатируется заклю­чением судебно-психиатрической экспертизы, а юридическо­го — правоприменителем на основании и с учетом этого за­ключения.

Концепция Н. Ф. Кузнецовой

Кузнецова также определяет 4 этапа:

  1. Установление конкретной нормы, описывающей признаки состава деяния.
  2. Определение тождества юридически значимых критериев общественно опасного деяния признакам состава, закрепленного в норме.
  3. Ответ на вопрос об отсутствии оснований, исключающих возбуждение преследования.
  4. Закрепление тождества юридически значимых критериев реального общественно опасного действия признакам состава, определенного в уголовно-правовой норме.

Представляется, однако, что квалификация как выбор нормы, подлежащей применению, завершена уже на 1 этапе. Приведенная схема не отражает процесса этого выбора.

Особенности квалификации преступлений

Если же преступление очевидно, то выбор нормы и, соответственно, квалификация деяния могут быть осуществлены мгновенно, а события — сразу же отражены правильно. При этом последние в таких случаях не изменяются до разбирательства дела в кассации.

Мгновенное узнавание, при котором используется обобщенная характеристика типичного объекта, возникает на практике достаточно часто. У опытного юриста уже в ходе ознакомления с фабулой дела формируется представление о составе деяния без детального сопоставления обнаруженных признаков преступления с законодательной нормой.

установление фактических обстоятельств дела

Вместе с тем при совершении замаскированных, неочевидных посягательств узнавание нормы, подлежащей применению, может существенно осложняться. Довольно затруднительно устанавливать, было ли совершено преступление, а если было, то какое именно.

3. Виды соучастников.

Соучастниками называются лица, объединившиеся для совместного участия в совершении умышленного преступле­ния.

1) исполнитель;

2) организатор;

3) подстре­катель ;

4) пособник.

В основе такого разграничения лежит содержание содеянного лицом в совместно совершенном пре­ступлений. Каждый соучастник характеризуется специальны­ми признаками.

ПОДРОБНЕЕ:  Что отличает государство от других политических организаций?1) исключительное право издавать

Исполнителем на основании ч. 2 ст. 33 УК РФ «призна­ется лицо, непосредственно совершившее преступление ли­бо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, со­вершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возрас­та, невменяемости или других обстоятельств, предусмотрен­ных настоящим Кодексом».

В данной норме впервые в отечественном уголовном законодательстве введен и по существу определен термин «соисполнители», а также описаны и за­креплены признаки посредственного исполнителя. Согласно приведенному законоположению исполнителем является со­участник, который полностью или частично совершает деяние (действие или бездействие), образующее объективную сторо­ну преступления или непосредственно участвует в процессе его совершения, или использует при совершении преступле­ния другое лицо, не могущее быть субъектом преступления. Исполнитель, притом только он, может совершить дей­ствие (или бездействие), содержащее признаки покушения или оконченного преступления.

Значение его действий (или бездействия) состоит также в том, что деяние, совершенное им по сговору с другими со­участниками, есть содеянное всеми участниками совместно. В действиях исполнителя, таким образом, сконцентриро­ваны усилия всех соучастников, направленные на совершение преступления.

С субъективной стороны он осознает, что совершает обще­ственно опасные действия (или бездействие), в которых реа­лизуется замысел всех соучастников, предвидит общий пре­ступный результат и желает наступления этого результата.

В преступлениях, которые могут быть совершены только специальным субъектом, исполнитель должен обладать его признаками. Например, исполнителями преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, ответствен­ность за которые предусмотрена ст.

285, 286, 287, 289, 290, 292, 293 УК РФ, могут быть только должностные лица. В качестве организаторов, подстрекателей и пособников могут выступать и те, кто не обладает признаками специального субъекта. Соответствующее законоположение содержится в ч. 4 ст. 34 УК РФ, где установлено, что «лицо, не являю­щееся субъектом преступления, специально указанным в со­ответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренно­го этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя ли­бо пособника».

Соисполнитель — это исполнитель, участвующий в совер­шении преступления совместно с другим исполнителем или другими исполнителями, хотя бы с одним.

Роль соисполнителей может различаться в зависимости от характера и сложности объективной стороны преступле­ния вообще и конкретного преступления в частности.

— во-первых, каждый соиспол­нитель полностью выполняет объективную сторону преступ­ления;

— во-вторых, один соисполнитель выполняет одну часть действий, описанных в диспозиции статьи Особенной части УК, а другой — другую (например, при изнасиловании один применяет насилие к потерпевшей, а другой совершает с ней половой акт);

— в-четвертых, соисполнитель, действующий в составе органи­зованной группы или преступного сообщества и имеющий с ними устойчивые связи, то есть их участник, осуществляет действия, направленные на совершение преступления, в том числе, как отмечалось, состоящие в создании условий для со­вершения преступления, даже если они не выходят за рамки пособничества.

Так, исполнителем убийства является и тот, кто наносит смертельное ранение, и тот, кто в процессе убий­ства держит жертву. При хищении чужого имущества орга­низованной группой, связанном с необходимостью внесения в учетные документы сфальсифицированных данных, с подло­гами и т.д., одни лица могут непосредственно изымать иму­щество из фондов собственника, а другие так или иначе, тем или иным способом вуалировать это или способствовать непо­средственному изъятию имущества.

Исполнителем именуется и является также лицо, исполь­зовавшее в качестве орудия совершения преступления друго­го человека. Это так называемое посредственное исполнение. Их связь лишь внешне сходна с соучастием, но не образует его. Посредственное исполнение представляет собой умыш­ленное использование для выполнения объективной стороны преступления другого лица, которое не может быть субъектом преступления или которое действовало по неосторожности. Их деяния рассматриваются как совершенные самим посред­ственным исполнителем, который и несет за них уголовную ответственность.

При этом она не исключается в отношении того, кто выполнял замысел посредственного исполнителя и действовал по неосторожности. Например, за посредственное исполнение умышленного убийства осужден Ромин, который, питая злобу к Жукову, подговорил Титова выстрелить в то­го из ружья, уверяя, что ружье заряжено только порохом.

Титов выстрелил. Ружье оказалось заряженным картечью, и Жуков был убит. Титов осужден за неосторожное причине­ние смерти другому человеку, так как, хотя и не предвидел, что ружье заряжено и выстрелом может быть убит Жуков, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог это предвидеть.

1) лицо, не достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

2) невменяемый;

3) лицо, действу­ющее под влиянием физического насилия, угроз или прика­за, если его воля полностью подавляется, в связи с чем оно освобождается от уголовной ответственности;

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

4) лицо, дей­ствующее в условиях ошибки, исключающей его ответствен­ность либо допускающей ответственность лишь за неосто­рожное преступление.

С ответственностью посредственного исполнителя сходны ситуации, когда в преступлениях со специальным субъектом их объективную сторону выполняет лицо, которое действует по его предложению, просьбе, указанию, приказу, но не об­ладает признаками такого субъекта. Подобные ситуации воз­можно называть фикцией исполнителя, например, при вне­сении в официальные документы заведомо ложных сведений или исправлений, искажающих их действительное содержа­ние, лицом, не являющимся специальным субъектом этого преступления (ст.

292 УК РФ), осуществленном по понужде­нию специального субъекта этого преступления — должност­ного лица, либо государственного служащего или служащего органа местного самоуправления. В этих случаях специаль­ный субъект является исполнителем, а лицо, фактически вы­полнившее объективную сторону преступления, — пособником (при условии, разумеется, наличия всех иных объективных и субъективных признаков соучастия).

Организатором согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ «признается лицо, организовавшее совершение преступления или руково­дившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организо­ванную группу или преступное сообщество (преступную орга­низацию), либо руководившее ими». По этому определению, во-первых, в понятие организатора включен и руководитель и, во-вторых, это понятие делится на организатора преступле­ния и организатора организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Организатор — наиболее опасный из соучастников. Он на­ряду с возбуждением намерения у другого лица или дру­гих лиц совершить преступление создает и иные условия для осуществления преступного деяния (объединяет преступные усилия всех других соучастников, придавая им организованность, взаимную согласованность, целеустремленность, либо еще устойчивость или сплоченность;

1) вовлечении дру­гих лиц в процесс совершения преступления;

2) создании иных условий осуществления преступного деяния;

3) руководстве уже сложившимися соучастниками;

4) руководстве соверше­нием преступления.

Для признания лица организатором до­статочно выполнения им одной из перечисленных функций. Его деятельность всегда характеризуется совершением дей­ствий.

Организатор может быть при любой форме соучастия, притом как с предварительным сговором, так и без таково­го. Во втором случае на практике организатором становится один из исполнителей уже в процессе совершения преступле­ния, когда он берет на себя руководство другими соучастни­ками, что встречается при совершении массовых беспорядков, хулиганства, изнасилования.

Альтернативный вариант

Достаточно интересную концепцию предложил Б. А. Куринов. Он выделил следующие этапы квалификации преступлений:

  1. Определение самых общих признаков преступления для установления типа уголовного правоотношения.
  2. Выявление родовых черт.
  3. Определение и сопоставление всех признаков.

Между тем, А. И. Рарог указывает на нецелесообразность определения типа правоотношения. На этом этапе квалификация преступления осуществляется без предварительной увязки (хотя бы предварительной) конкретной нормы с установленными обстоятельствами. Обосновывает автор это тем, что возбуждение дела возможно только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Спорные моменты

В рамках уголовно-правовой науки и в практике расследований сформировалось мнение о том, что квалификацию деяний необходимо осуществлять по элементам состава. При этом единого подхода к вопросу о выборе конкретного элемента нет.

По мнению Б. А. Куринова, квалификацию следует начинать с определения объекта посягательства. Другие специалисты полагают, что процесс вообще не подчиняется регламентированным правилам. На практике в одних ситуациях квалификацию целесообразно начать с определения признаков субъекта (к примеру, при расследовании воинских, должностных преступлений), в других – с характеристики объективного аспекта, в третьих – объекта посягательства (к примеру, при совершении покушения на жизнь следователя, судьи и пр.).

Представляется, что правильнее начинать квалификацию с выявления признаков объективного аспекта деяния. Именно опасные для общества последствия, орудия, использованные лицом, средства или способ совершения посягательства выступают в качестве основания для возникновения первого этапа квалификации – формулирования версий.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Аналогичного мнения придерживается и Кудрявцев. Он указывает на незначительный эффект от определения сначала формы вины лица, а затем от характеристики конкретного деяния, которое гражданин совершил или хотел совершить.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector