Способы совершения преступления в уголовном праве Советник

Похожие диссертации на Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение

Вопрос о понятии и значении способа совершения преступления впервые был поставлен в уголовно-правовой науке России еще во второй половине XIX в. И это при том, что он, по мнению Н.С. Таганцева, «в западной литературе до сих пор (по второй половине XIX в. — ИМ.) не выдвигался вперед»1.

В российском праве к его исследованию одним из первых обратился А, Чебышев-Дмитриев. В монографии 1862 г, «О преступном действии по русскому допетровскому праву» при изучении истории становления и развития понятия преступления в русском уголовном праве в числе признаков, характеризующих данное явление, им был назван способ совершения преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Также он сделал вывод о том, что если в период Русской Правды способ был важен прежде всего для определения «злонамеренности воли», то с развитием русского законодательства и становлением в правовой науке формально-логического взгляда на преступление уже сам способ правонарушения может указывать на нарушение закона. «Изменение произошло в том, что в наших глазах главнейшим моментом в понятии преступного действия является способ правонарушения» .

В последствии, в следующей своей работе (1866 г.) «О покушении», А. Чебышев-Дмитриев, по словам Н.С. Таганцева, выдвинул идею, что «средства и способы при определении сущности преступной деятельности имеют такое же значение, как и свойства объекта или условия вменения» . Чебышев-Дмитриев считал, что «преступность избранных средств к достижению правонарушения является таким же существенным условием для того, чтобы признать деятельность преступной, как и для того, чтобы установить преступность цели»

Вслед за А. Чебышевым-Дмитриевым к изучению проблемы способа совершения преступления обратился И.Я. Фойницкий. В своем исследовании о мошенничестве в русском праве он ставит вопрос «о значении способа действия в составе преступления вообще». В юридической литературе отводится, по его мнению, «сознательно или невольно — способу действия солидное место в составе преступления, и притом или вместе с другими элементами, или даже совершенно независимо от них, Но обыкновенно литература не ставила прямо этого вопроса, и до сих пор, если кто и затронул его в так называемой Общей части уголовного права, то это сделано мельком без указания тех важных выводов, которые вытекают из этого взгляда и тех основ, на которые он опирается;

Признавая заслуги А. Чебышева-Дмитриева, связанные с «наиболее ясной постановкой им вопроса о способе действия как об одном из условий общего состава преступления», И.Я. Фойницкий отмечает, что данный автор «не тверд в терминологии поднятого им вопроса, говоря то о «способе деятельности», то о «путях ее», то даже «о средствах правонарушения», совершенно не различая этих понятий.

В собственном исследовании анализируемой нами проблемы, И.Я. Фойницкий исходит из констатации того, что содержание уголовного правосудия определяется двумя интересами: общественными и личными. «Оба эти интереса … равно священны, оба заслуживают полное внимание законодателя. Первый требует от него преследование всех нарушений;

он стремится заменить раздор спокойствием, необеспеченность безопасностью во всех отношениях общественной жизни, не обращая внимания на причины таких раздора и необеспеченности. Он хочет только, чтобы средства, выбираемые законодательством были вполне достаточны для парализования этих причин. Второй, напротив, настойчиво требует более точного анализа их;

история вменения есть между прочим одна из страниц истории борьбы его с крайним общественным интересом; другую страницу, не менее интересную и рисующую совершенно иную картину следствие постепенности развития способности к обобщению, представляет история способа действия как одного из условий преступления.

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение Шкеле Мария Виталиевна

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеАтальянц Михаил Альбертович

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеЯкубович Ольга Романовна

Уголовно-правовое значение орудий и средств совершения преступления Денисова Александрина Сергеевна

Криминологическое значение места совершения корыстно-насильственных преступленийДук Юрий Иванович

Ревность как мотив совершения преступления и ее уголовно-правовое и криминологическое значение Круглова Татьяна Владимировна

Обстановка совершения преступления в зоне вооруженного конфликта и ее уголовно-правовое значениеШайдаев Мирзабек Шайдаевич

Угроза как способ совершения преступленияФомичева Марина Александровна

Особая жестокость как способ совершения преступлений против личности(уголовно-правовые и криминологические проблемы).Тришина Жанна Владимировна

Уголовно-правовая характеристика способов совершения преступлений на рынке ценных бумагДорохин Дмитрий Владимирович

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеМихайлов Николай Федорович

Вооруженное насилие как способ совершения преступления Кирюхина Людмила Николаевна

Как известно, в развитии науки формулировка проблемы зачастую бывает более значима, чем предлагаемое решение. Заслуга постановки вопроса о понятии и значении способа совершения преступления принадлежит отечественному уголовному праву.1 У истоков учения о способе совершения преступления стояли известные русские криминалисты А. Чебышев-Дмитриев, И.Я. Фойницкий и Н.С. Таганцев.

В работе «О преступном действии по русскому допетровскому праву»2 А. Чебышев-Дмитриев рассматривает становление понятия преступления, исследуя с точки зрения объективной стороны критерии различия между «неправдой гражданской и уголовной». При этом он приходит к выводу о переходе от субъективно-нравственного взгляда на преступность действия, свойственного периоду Русской Правды, к объективно-юридическому воззрению, сформировавшемуся в эпоху Петра І.

Среди признаков преступности деяния А. Чебышев-Дмитриев неоднократно называет способ правонарушения. И если в период Русской Правды способ был важен прежде всего для определения «злонамеренности воли», то с развитием законодательства и становлением формально-юридического взгляда на престзшление уже сам способ правонарушения может указывать на нарушение уголовного закона. «Изменение произошло в том, что в наших глазах главнейшим моментом в понятии преступного действия является способ правонарушения»4.

Следующее обращение А. Чебышева-Дмитриева к проблеме способа совершения преступления произошло в его учении о покушении при исследовании покушения с негодными средствами и послужило началу дискуссии о значении средств и способов действия в общем учении о преступном деянии. Он указывает: «Уголовное правосудие имеет своим объектом волю не безнравственную, а преступную, волю, избравшую такие средства для нарушения права, которые считаются законом за особенно безнравственные или за особенно вредные или опасные, и признаются преступными…

Это положение слишком ясно, и я распространился о нем единственно потому, что криминалисты не всегда дают способу правонарушения надлежащее значение.» И приходит к выводу, что «нельзя в большинстве случаев видеть преступление в правонарушении, совершенном не тем способом, какой имел в виду закон запретить под страхом уголовного наказания»5.

Уделяет внимание способу совершения преступления и профессор И.Я. Фойницкий в своем исследовании о мошенничестве. Он отмечает, что содержание уголовного правосудия определяется двумя интересами: общественным и личными. «Интерес общественный требует наказуемости всех правонарушений, интерес же личный требует ограничения наказуемости;

он не может равнодушно отнестись к тому: наказывает ли закон за определенные действия, или вообще за нарушение каких-либо правоотношений. Личный интерес имеет право потребовать, чтобы состав преступления расширялся не на всякий способ действия, а ограничивался лишь такими, которые приводят и могут приводить к несомненному убеждению в причинной связи действия и воли с последствиями.

С критикой указанных выше взглядов относительно значения способа совершения преступления в своей докторской диссертации «Преступление против жизни по русскому уголовному праву» и курсе лекций выступил Н.С. Таганцев. Он возражал против деления способов на преступные и непреступные, ставя под сомнение приведенные А.

Чебышевым-Дмитриевым примеры «непреступных» способов. Применительно к убийству, Н.С. Таганцев утверждал, что воздействие может быть выполнено всякими средствами, пригодными вообще или по крайней мере в данном случае. Поэтому он с одобрением отмечал, что действовавшее на тот период Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, утвержденное 15 мая 1845 года, отказалось от использовавшегося ранее в Своде законов 1832 года казуистичного определения убийства как «насильственной смерти, причиненной дру-гому нанесением ран, ушиба или отравлением» (ст. 330).

Определенное значение теории И.Я. Фойницкого Н.С. Таганцев усматривал в возможности сделать практический вывод, «что способ действия имеет существенное значение при всех тех преступлениях, где он внесен законодателем в их законный состав» .

Наряду с критикой, Н.С. Таганцев в указанных работах излагает свой взгляд на понятие способа совершения преступления и его значение для общей теории преступления. «Для бытия преступления, конечно, необходима наличность известных средств совершения и известный порядок, или способ их употребления. Но по общему правилу, употребление тех или других средств, или способов действия не имеет влияния на юридическую конструкцию преступления;

Общие проблемы понятия способа совершения преступления

Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ, преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. В ст. 5 УК РФ закрепляется принцип вины, но если посмотреть на текст данной статьи с точки зрения объективной стороны преступления, то обнаруживаем указание в законе на такие признаки объективной стороны преступления, как общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия.

Способ совершения преступления непосредственно связан с общественно опасным действием (бездействием). Под действием уголовным правом понимается активное поведение субъекта, выражающее его сознание и волю. Преступное действие внешне может выражаться либо в форме жеста (например, оскорбление), либо в произнесении слов (клевета, угроза и пр.

С другой стороны, поведение человека складывается из последовательности различных действий. Действие в уголовно-правовом смысле почти никогда не сводится к одному осознанному телодвижению, а, являясь сложным и конкретным по содержанию, представляет собой систему, комплекс телодвижений, может включать и действия, и речь, и использование различных средств и орудий, особенностей времени и обстановки, что в совокупности образует общественно опасное поведение человека.

В некоторых случаях для наличия состава преступления требуется не единственный акт поведения, а несколько действий или система актов поведения (например, при истязании или доведении до самоубийства). На основании вышесказанного, можно определить общественно опасное действие как активное, осознанное, волевое поведение человека, конкретное и, как правило, сложное по содержанию, причиняющее вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

В отличие от действия, бездействие является формой пассивного поведения человека. Бездействие не рассматривается в уголовном праве как невыполнение никаких действий вообще. Субъект может выполнять иные действия, воздерживаясь от необходимых (например, при оставлении в опасности). Или проявлять активность при уклонении от требуемого от него законом (например, часто менять место работы и жительства при злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей).

Уголовный кодекс не закрепляет понятия о способе совершения преступления. Сам же термин «способ» используется в тексте закона порядка пятнадцати18 раз преимущественно в Особенной части уголовного кодекса. При этом употребляются следующие сочетания: «или другим способом», «или иным способом», «общеопасным способом», «иным общеопасным способом», «иным незаконным способом», «независимо от способа» и т. п. Таким образом, задача определить понятие способа совершения преступления возлагается на науку уголовного права.

Научные термины формируются в большинстве случаев на базе общеупотребительных путем отказа от многозначности, преодоления расплывчатости и уточнения значения соответствующего понятия применительно к объекту исследования. Поэтому изучение того или иного понятия традиционно начинают с уяснения его этимологического значения. Не является исключением и способ совершения преступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Как оплатить налоги без квитанции через интернет Советник

Согласно толковому словарю русского языка, способ — это прием, действие, метод, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь. Способ — действие или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь.

Преступление является одним из видов человеческой деятельности.21 Следовательно, под способом совершения преступления может пониматься определенный порядок, последовательность и совокупность приемов, методов, применяемых лицом при совершении преступления, действие или система действий, применяемых при осуществлении преступления.

Подобное понимание способа совершения преступления мы встречаем и у дореволюционного русского криминалиста профессора Н.С. Таганцева: «Осуществление преступного деяния требует нередко известной определенной комбинации, известного порядка применения средств или, другими словами, определенного способа учинення.».

Словарь по уголовному праву определяет способ как признак объективной стороны преступления: «Это те приемы и методы, которые использовал преступник для совершения преступления».

Однако, базируясь на едином понимании этимологического значения, вопрос о понятии способа в науке уголовного права является дискуссионным. Л.Л. Кругликов указывает, что «особенно неблагополучное положение сложилось с определением понятия способа совершения преступления»24. Основание данной проблемы сосредоточено главным образом в оценке соотношения понятий «деяние» (в смысле действия или бездействия) и «способ» его совершения.

Следует присоединиться к мнению Л.В. Иногамовой-Хегай о необходимости внесения изменений в понятийный аппарат действующего уголовного кодекса (отметим, и науки уголовного права) с целью исключения омонимии термина «деяние», используемого в настоящее время и для обозначения признака объективной стороны состава преступления (в плане действия или бездействия), и для определения состава преступления в целом.25

Нам представляется, что для понятия, обозначающего признак объективной стороны преступления, объединяющий действие и бездействие, можно было бы использовать термин «поступок», так как именно поступку свойственны необходимые для данного основного признака объективной стороны преступления черты: осознанный и волевой характер, внутренняя взаимосвязь отдельных поведенческих актов, входящих в объективную сторону, и их обособленность от иных поведенческих актов, лежащих за рамками состава преступления.

И, наконец, если особенность нашего языка состоит в том, что с понятием «деяние» может ассоциироваться процесс причинения вреда как сам по себе (только действие или бездействие), так и включая преступный результат (последствия), то в отношении поступка такой двойственности не наблюдается. Ясно, что связанные причинной связью с общественно опасным поступком последствия являются самостоятельным признаком объективной стороны преступления.

Способ совершения преступления нередко обуславливает тяжесть наступивших общественно опасных последствий. Судя по уголовному законодательству, подобная специфика взаимосвязи способа и преступных последствий получила в нем необходимую оценку при конструировании конкретных составов преступлений. Так, с одной стороны, в УК РФ «тяжесть возможных последствий не ставится в зависимость от примененных способов совершения преступлений» Примером могут служить нормы, устанавливающие ответственность за незаконное производство аборта (ст.

123), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), и ряд других. «С другой стороны, закон усиливает уголовную ответственность за совершение некоторых преступлений с учетом влияния способа на тяжесть возможных последствий». В частности, совершение кражи имущества путем незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище может повлечь причинение значительно большего ущерба отношениям в сфере охраны собственности по сравнению со способами, не связанными с проникновением в указанные места, поэтому такого рода преступление влечет повышенную уголовную ответственность (п. «б» ч. 2 ст. 158).

Часто избрание лицом соответствующего способа совершения преступления обусловлено его представлением о характере и тяжести преступных последствий. Так, если субъект «действует с намерением причинить телесные повреждения различной тяжести (с так называемым некон кретизированным умыслом), он применяет или стремится применить, как правило, любые способы, приводящие к наступлению одного из желаемых последствий (менее тяжких, тяжких телесных повреждений и т.п.).

Положение меняется, если в намерение лица входит причинение строго определенных последствий, скажем, тяжких телесных повреждений. Сами характер и тяжесть желаемых последствий вынуждают избирать не любой насильственный способ их причинения, а только такой, который бы максимально способствовал реализации умысла.

Обращение к уголовному закону убеждает в том, что нередко от характера возможных последствий зависит конкретизация способов совершения преступления в уголовно-правовых нормах»1. Например, вред авторитету органов правосудия и правоохранительных органов в случае принуждения к даче показаний (ст. 302 УК) может быть причинен не любым способом, а только теми, которые указаны в законе, Это применение угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание.

Способ совершения преступления нередко предопределяет возможность проведения различия между материальными и формальными составами. Примером может служить различие между грабежом, способ совершения которого определяется, согласно закону (ч. 1 ст. 161 УК РФ), как открытое хищение чуждого имущества, и разбоем, представляющим собой нападение в целях хищения чужого имущества (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

По способу совершения, грабеж считается оконченным лишь в момент завладения имуществом потерпевшего, а если открытое хищение оказалось безуспешным, и того, что виновный намеревался похитить или отнять (например, денег) не оказалось в наличии, содеянное квалифицируется всего лишь как покушение на грабеж.

Вместе с тем, разбой считается оконченным с момента реализации способа его совершения: с момента нападения на потерпевшего с применением насилия или с угрозой его применения независимо от того, удалось ли виновному захватить чужое имущество. Однако если такое завладение оказалось удачным, то оно, безусловно, включается в структуру объективной стороны преступления.

Способ совершения преступления и преступный результат всегда находятся в неразрывной причинной связи. Выполнение преступного действия соответствующим способом порождает общественно опасные последствия. Со способа начинается цепочка причинной связи, которая и позволяет привлекать лицо к уголовной ответственности за преступный результат.

Способ совершения преступления как квалифицирующий признак и как обстоятельство, отягчающее наказание

В связи с вышеизложенным не в полной мере можно согласиться с мнением о том, что «использование форменной одежды или документов представителя власти будет являться обстоятельством, отягчающим наказание, независимо от того, были они у преступника на законном или незаконном основании»2.

Полагаем, что при совершении должностным лицом преступлений, посягающих на общественные отношения в сфере функционирования государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления, предусмотренных главой 30 УК РФ, рассматриваемые отягчающие обстоятельства не подлежат учету при назначении виновному наказания.

Форменная одежда или документы, находящиеся у преступника на законном основании, свидетельствуют о том, что он является субъектом должностных преступлений. Учет анализируемого обстоятельства в такой ситуации свидетельствовал бы о повторном учете одного и того же обстоятельства, поскольку в объективную сторону должностных преступлений может входить использование на законном основании как форменной одежды, так и документов представителя власти.

Поэтому ставить в вину п. «н» чЛ ст. 63 УК суд вправе, например, работникам правоохранительных органов, совершившим общеуголовное преступление с использованием служебных удостоверений, либо лицам, не рабо тающим в органах, но использующим форменную одежду или документы представителя власти для облегчения совершения преступления.

По данной проблеме в литературе имеется и иное суждение. Так, М.Н. Становский считает, что при совершении общеуголовного преступления (например, убийства, причинения различной тяжести вреда здоровью потерпевшего) «совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти» не может быть признано отягчающим обстоятельством ни в отношении сотрудника милиции, ни в отношении лжесотрудника правоохранительных органов.

Отсюда автор делает вывод, что «данное обстоятельство суд вправе признать отягчающим только в случаях, когда по своему характеру общественные отношения, которые виновный стремится изменить, прервать либо разрушить, требуют определенных на то правовых решений либо основанных на законе властных полномочий, осуществляемых в пределах компетенции соответствующим должностным лицом»

Приведенное утверждение М.Н. Становского вызывает некоторое несогласие. Представляется, что повышение степени общественной опасности деяния и субъекта будет наблюдаться не только в первом из приводимых автором положений, но и во втором, поэтому предлагаемое им толкование п. «н» ч. 1 ст. 63 УК в криминологическом плане является несостоятельным.

Кроме того, автор необоснованно сужает сферу применения анализируемых обстоятельств, отягчающих наказание, предельно узким кругом деяний. Между тем, важнейшим из требований, предъявляемых к смягчающим и отягчающим наказание обстоятельствам, является типичность, под которой понимается возможность наличия обстоятельств в достаточно широком круге посягательств.

Особенности способа совершения преступления проявляются при соучастии и непосредственном исполнении преступления , что видно в содержании следующих обстоятельств, отягчающих наказание; совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ);

особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ); привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества свидетельствует о более опасной форме посягательства на общественные отношения, которая существенным образом влияет на характер и степень общественной опасности деяния и личности.

Состав преступления— это такая совокупность (система) установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, которые характеризуют определенное общественно опасное деяние как преступление, являются необходимыми и достаточными для признания лица совершившим определенного рода преступление.

Но это, конечно, не исключает необходимости установления других фактических обстоятельств для иных уголовно- правовых целей: индивидуализации наказания, определения дополнительного наказания и т. д1.

В уголовно-правовой теории принято считать, что состав преступления уже всего преступления . Так, например, содержание объективной стороны преступления всегда шире, чем объективной стороны состава преступления. С данным утверждением следует согласиться, так как конкретное преступление — это единичное явление, а состав преступления — это научная абстракция, включающая лишь минимальную совокупность наиболее существенных и типичных признаков преступлений того или иного вида, отражающих фактические особенности конкретных преступлений и свидетельствующие в общих чертах о характере и степени его общественной опасности, прямо указаны в законе или однозначно вытекают из его смысла.

В реальной действительности их значительно больше. Поэтому, ст. 73 УПК РФ предписывает правоприменительным органам при расследовании и судебном слушании каждого конкретного преступного деяния выяснять, изучать и оценивать не только признаки состава, но и многие другие фактические обстоятельства, в том числе и способ совершения преступления.

Мы выяснили ранее,.что деяние всегда выполняется определенным способом совершения преступления но, однако, он не всегда оказывает существенное влияние на характер и степень общественной опасности данного преступления, чтобы иметь свойство обязательного признака именно состава преступления.

В специальной литературе с данным положением согласны не все ученые, в связи с чем, по-разному определяют, относится ли способ совершения преступления к числу обязательных или факультативных признаков объективной стороны состава преступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Частный предприниматель форма собственности Советник

Большинство исследователей: рассматривают способ совершения преступления как факультативный признак объективной стороны состава преступления .

В то же время ряд авторов возражают против этого и причисляют способ совершения преступления к числу обязательных признаков состава преступления2, исходя из того, что способ совершения присущ каждому преступлению и играет во многих случаях важную роль при квалификации

Нам представляется, что с данным утверждением трудно согласиться. Поскольку, если бы критерием отнесения признака преступления к группе обязательных служило только наличие данного признака в каждом преступлении или требование уголовно-процессуального закона об установлении этого признака при доказывании события преступления, то к обязательным признакам следовало бы отнести время, место и способ совершения преступления.

Но в число обязательных входят элементы, которые непременны для наличия каждого состава преступления, поэтому данные элементы и образуют в своей целостности ту минимально обязательную, достаточную и необходимую общественную опасность деяния, которая является криминальной. Отсутствие хотя бы одного из этих элементов означает отсутствие состава преступления в содеянном.

Отмечается, что деление элементов объективной стороны на обязательные и факультативные является условной классификацией, обладающей несколько неточной терминологией1. Но следует отметить пользу такого деления, поскольку оно отражает их различное правовое значение и общий удельный вес при конструировании законодателем составов отдельных преступлений.

Практическая значимость рассмотрения факультативных признаков применительно к конкретному составу признаков состоит в том, что они, как правило, всегда по характеру и степени общественной опасности не выходят за рамки рассматриваемого основного состава, не требуют дополнительной квалификации, находятся внутри, в рамках данного состава преступления.

Руководствуясь вышеуказанным, мы должны отнести способ совершения преступления к группе факультативных признаков объективной стороны преступления, поскольку ряд составов преступлений, предусмотренных уголовным законом, не содержит указания на признаки способа совершения преступления. В составах преступлений подобного рода способ совершения преступления непосредственно на уголовно-правовую квалификацию общественно опасного деяния не влияет, а учитывается при назначении наказания (ч. 1 ст. 111 УК).

Следует отметить, что отнесение способа совершения преступления к числу факультативных признаков не умаляет его значения, поскольку любой факультативный признак, будучи предусмотрен в конкретном составе преступления, становится для такого состава обязательным. Так, при изучении Общей части уголовного права способ совершения преступления характеризуется как факультативный признак, а при изучении Особенной части уголовного права в качестве классического примера приводятся формы хищений, применительно к составам, в которых способ является обязательным признаком состава.

Вместе с тем способ совершения преступления выступает в качестве обязательного признака многих конкретных составов преступлений, описанных в Особенной части УК.

Законодатель устанавливает уголовную ответственность, вид и размер наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности преступного деяния. Диспозиция статьи закона только отражает элементы состава преступления и то обычно не в полном объеме. Законодатель, выделяя конструктивные признаки в качестве существенных и типичных обстоятельств преступления, способных отличать его от непреступных деяний и других преступлений, формулирует в диспозиции составы преступлений, «сообщающие», какие деяния объявляются преступными, общественно опасными.

Но в уголовно-правовой норме раскрывается лишь усредненная (общая для всех), стабильная социальная и юридическая оценка деяний. И это вполне понятно, так как правовая норма и ее диспозиция есть явление статическое, закрепляющее те или иные признаки в их относительно устойчивой форме. В действительности же общественная опасность конкретных преступлений в силу наличия в них обстоятельств, не учитываемых диспозицией, содержащей основной состав преступления, может существенно отличаться от данного усредненного показателя.

Очевидным становится факт, что статичность показателя общественной опасности, отражаемого совокупностью конструктивных признаков вида преступления, из-за его несовпадения с динамичными показателями общественной опасности конкретных преступлений приводит к нарушению основных принципов уголовного права.

Квалификация преступлений с учетом способов их совершения

Мы не раз уже отмечали, что способ совершения преступления является одним из признаков объективной стороны состава преступления. Он из числа тех признаков, которые отражают внешнюю сторону преступления, а именно «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата»1.

Обращаясь к уголовно-процессуальному значению способа совершения преступления, мы уже указывали: несмотря на то, что в уголовном праве способ относится к факультативным признакам объективной стороны, уголовно-процессуальное законодательство требует установления и расследования его в каждом уголовном деле.

Впрочем, это относится и к остальным факультативным признакам, рассматриваемого нами вида. Все они подлежат доказыванию согласно ст. 73 УПК РФ и нередко способствуют разграничению преступлений. «Ведь каждое преступление совершается в определенном месте, в строго определенное время, тем или иным конкретным способом, в конкретной обстановке — расследование всех этих обстоятельств имеет важное доказательственное значение по делу, играет существенную роль в деле установления причин и условий, способствующих совершению преступления» .

Отмечая важность выяснения указанных обстоятельств «с уголовно-правовой точки зрения», Б.А. Куринов полагал, что «в этом случае … необходимо различать в одних случаях их роль и значение для уголовно-правовой квалификации и назначения наказания, в других — только для стадии назначения наказания»2. Такая постановка вопроса свидетельствует о том, что способ совершения преступления имеет и самостоятельное уголовно-правовое значение в случаях, когда он влияет на решение вопросов, связанных с квалификацией преступления и назначением наказания за преступление.

Определение квалификации преступления как «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой» является общепризнанным в уголовном праве3. Исходя из этого, квалификация преступления представляет собой логический процесс установления признаков состава преступления в общественно опасном поведении лица и результат этого процесса, который означает закрепление в процессуальных документах следствия и суда указания на статью УК, подлежащую применению.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

При квалификации, в целях правильного применения закона, совершенному деянию дается уголовно-правовая оценка, посредством которой решается вопрос о наличии или отсутствии в содеянном состава преступления. Такая оценка «слагается из двух компонентов: 1) отграничения пре ступного от непреступного и 2) квалификации преступного, то есть квалификации преступления»

Квалификация преступления неразрывно связана с понятием состава преступления и его признаков. О главном назначении состава преступления в уголовном законодательстве говорит ст. 8 УК РФ, согласно которой «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В Уголовном кодексе РФ «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» (ч. 1 ст. 14). В этом законодательном определении, наряду с виновностью, на первое место поставлен материальный признак преступления — общественная опасность — который выражает социальную сущность анализируемого юридического понятия.

Данный признак объясняет, почему то или иное деяние отнесено к категории уголовно наказуемых. Общественная опасность — неотъемлемое свойство (качество) преступления, означающее способность причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона. Общественная опасность как материальный признак преступления имеет качественную и количественную характеристику.

Похожие диссертации на Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение Шкеле Мария Виталиевна

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеАтальянц Михаил Альбертович

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеЯкубович Ольга Романовна

Уголовно-правовое значение орудий и средств совершения преступления Денисова Александрина Сергеевна

Криминологическое значение места совершения корыстно-насильственных преступленийДук Юрий Иванович

Ревность как мотив совершения преступления и ее уголовно-правовое и криминологическое значение Круглова Татьяна Владимировна

Обстановка совершения преступления в зоне вооруженного конфликта и ее уголовно-правовое значениеШайдаев Мирзабек Шайдаевич

Угроза как способ совершения преступленияФомичева Марина Александровна

Особая жестокость как способ совершения преступлений против личности(уголовно-правовые и криминологические проблемы).Тришина Жанна Владимировна

Уголовно-правовая характеристика способов совершения преступлений на рынке ценных бумагДорохин Дмитрий Владимирович

Похожие диссертации на Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение

Поэтому мы не считаем правильным выделение в рамках способа совершения преступления объективных и субъективных признаков и разделяем традиционный подход к способу совершения преступления как одному из признаков объективной стороны преступления. Понимая состав преступления как систему взаимосвязанных признаков, объединенных в четыре группы (элемента), выясним сначала соотношение способа совершения преступления с другими признаками, входящими в ту же группу (объективную сторону преступления), а затем обратимся к установлению взаимосвязи способа совершения преступления с объектом, субъективной стороной и субъектом преступления.

Соотношение способа совершения преступления с общественно опасным действием (бездействием) было рассмотрено нами в первой главе. Мы пришли к выводу, что способ совершения преступления представляет собой форму общественно опасного действия (бездействия). Поскольку мы считаем, что в способ совершения преступления не следует включать действия по подготовке и сокрытию преступления186, то границы способа совершения преступления определяются границами деяния (действия или бездействия) — обязательного признака объективной стороны преступления.

При совершении преступления путем активных действий начало следует соотносить с выполнением действий, образующих деяние как признак объективной стороны состава преступления. При указании на способ совершения преступления в законе (например, поджог), начальным моментом следует считать начало выполнения указанных действий.

Если признаки способа совершения преступления в уголовном законе не раскрываются (например, причинение тяжкого вреда здоровью, ч. 1 ст. 111 УК), то началом следует считать момент, когда охраняемый данной нормой объект (предмет, потерпевший) были поставлены под непосредственную угрозу причинения вреда.

Если в законе способ совершения преступления обозначен путем указания на его отдельные признаки, то начало действий следует определять по двум приведенным выше критериям (угроза объекту и выполнение названных в законе действий), выбирая более ранний момент. Так, например, грабеж может перерасти в разбой, в таком случае как момент начала посягательства должно рассматриваться начало грабежа (угроза объекту -отношениям собственности уже существует), хотя «разбойный» способ еще не проявился. Напротив, при мошенничестве действия начинаются с обмана (способ), хотя непосредственной угрозы собственности в этот момент может еще не быть.

Момент начала посягательства имеет уголовно-правовое значение для решения ряда вопросов, например разграничения приготовления к преступлению от покушения, соучастия в тесном смысле слова от соисполнительства, правомерности необходимой обороны. Но еще большее значение имеет установление момента окончания посягательства.

Поскольку в действующем уголовном законодательстве закреплено, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий(ч. 2 ст. 9 УК), то следует признать обоснованным проведение различий между моментом собственно окончания преступных действий (бездействия) и моментом, с которым связывается наличие оконченного состава преступления.

В немецком уголовном праве данное различие также признается. Так в руководстве по всем отраслям германского права в разделе, посвященном уголовному законодательству, указывается: завершение (die Vollendung) и окончание (die Beendigung187) деяния не одно и то же. Деяние может быть завершено, это значит все признаки состава преступления могут быть выполнены, но оно продолжается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Мошенничество в интернете: статья 159.6 ук рф

Похожие диссертации на Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеЯкубович Ольга Романовна

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеМихайлов Николай Федорович

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеАтальянц Михаил Альбертович

Уголовно-правовое значение орудий и средств совершения преступления Денисова Александрина Сергеевна

Криминологическое значение места совершения корыстно-насильственных преступленийДук Юрий Иванович

Ревность как мотив совершения преступления и ее уголовно-правовое и криминологическое значение Круглова Татьяна Владимировна

Обстановка совершения преступления в зоне вооруженного конфликта и ее уголовно-правовое значениеШайдаев Мирзабек Шайдаевич

Вооруженное насилие как способ совершения преступления Кирюхина Людмила Николаевна

Способ совершения преступления при бездействии и в преступлениях совершенных по неосторожности

Заслуживают рассмотрения некоторые дискуссионные специальные вопросы, касающиеся способа совершения преступления: при совершении преступления путем бездействия и по неосторожности.

Преступное действие и бездействие — это две предусмотренные законом объективные формы виновного, противоправного, общественно-опасного, наказуемого преступного поведения.

Уголовное законодательство не содержит общего понятия действия и бездействия, как различных форм преступного поведения. Нет и указаний относительно равной или разной наказуемости действия и бездействия. И все же эти формы преступного поведения разграничиваются.

Бездействие- это второй вид противоправного общественно опасного поведения. По своему социальному и юридическому значению бездействие тождественно действию, но «о их тождестве можно говорить лишь применительно к их противоправным формам»1. Несмотря на то, что оно представляет собой пассивную форму поведения, бездействие также как и действие, способно объективно оказывать воздействие и вызывать изменения во внешнем мире.

Большинство ученых признают наличие способа совершения преступле-ния при бездействии. Но некоторые авторы считают, что о способе совершения преступления можно говорить применительно к тем преступлениям, которые могут совершаться только путем активных действий . Полагаем, что такое мнение не учитывает социального содержания преступного бездействия и базируется на чисто физической стороне исполнения преступного деяния.

Различие между действием и бездействием как самостоятельными формами преступного поведения отнюдь не свидетельствует о том, что бездействию не присущ способ его выполнения, ведь невыполнение тех или иных действий не означает того, что бездействие не является формой поведения. Конечно, способ в данном случае имеет свою специфику.

В отличие от действия, бездействие является формой пассивного поведения человека. «Преступное бездействие обычно определяется как осознанный, волевой общественно опасный и противоправный в данных условиях места, времени и обстановки акт поведения, состоящий в несовершении лицом того действия, которое оно должно было и могло выполнить»1.

Бездействие — это воздержание от точно определенных, обязательных необходимых элементов механического телодвижения. В связи с этим, например, использование внешних сил при действии происходит физически, а при бездействии — интеллектуально. Посягательство при преступном бездействии происходит из-за не предотвращения общественно опасных последствий и не достижения общественно полезных результатов.

Необходимо отметить, что бездействие нельзя рассматривать как простое «ничегонеделание», абсолютное бездействие. Мы не можем согласиться с F.B. Тимейко, который утверждает, что бездействие — это всегда «состояние физи-ческого покоя, человека по отношению к данным фактам» .Субъект занимает определенную позицию по отношению к происходящим событиям, которая находит свое выражение вовне.

Ведь субъект преступления может, воздерживаясь от выполнения необходимых действий, выполнять иные нейтральные, не имеющие юридического значения действия (например, при оставлении в опасности малолетнего ребенка, лишенного возможности принять меры к сохранению жизни (ст. 125 УК); он также может проявлять активность при уклонении от выполнения обязанностей, требуемых от него по закону (например, капитан оставляет погибающий военный корабль, не исполнив свои обязанности, не приняв все меры к спасению корабля и его личного состава, берет шлюпку и уплывает (ст.

345 УК) или физическое лицо уклоняется от уплаты налогов путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложные сведения (ст. 199 УК) либо уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей по военной службе путем причинения себе какого-либо повреждения (ст. 339 УК); также его деятельность может быть направлена на выполнение требований закона, но быть ненадлежащей, недостаточной (например, халатность как невыполнение действий по контролю и учету денежных средств заведующим ателье, привело к их похищению). Главным остается невыполнение возложенной на него обязанности.

В науке уголовного права среди ученых, признающих наличие способа совершения преступления при бездействии, нет единой позиции по вопросу, что же следует понимать под способом при бездействии.

По мнению В.Н. Кудрявцева и Н.И. Панова о способе совершения преступления можно условно говорить применительно к преступлениям, совершаемым путем бездействия, как о несовершении общественно необходимых действий1. Способ при бездействии может лишь свидетельствовать об источниках опасности, угрожающих правоохраняемому объекту, либо о тех явлениях и процессах, развитие которых он использовал для причинения вреда объекту и не препятствовал их развитию, хотя обязан был и мог это сделать2.

Другие же специалисты определяют, что «с юридической точки зрения понятие способа совершения преступления с полным основанием следует относить ко всем преступлениям-… совершаемым как путем действия, так и путем бездействия»3. Конечно, способ совершения преступления при бездействии имеет специфическое содержание, указывая, какие конкретные действия не совершены и какие при этом использованы силы и закономерности4.

Общеопасный способ совершения преступления

Каждый указанный в Уголовном кодексе криминально значимый способ совершения преступления несет в себе определенную степень общественной опасности, общеопасный1 же способ совершения преступления, как мы полагаем, выделен из других и отнесен к квалифицирующим обстоятельствам на том основании, что он заключает в себе большую степень общественной опасности вследствие поставлення под угрозу не одного, а одновременно ряда объектов уголовно-правовой охраны.

Так, например, в составах преступлений, предусматривающих уничтожение или повреждение имущества (ч.2 ст. 167 УК), а также лесов, а равно;насаждений, не входящих в лесной фонд (ч.2 ст.261 УК), совершенных данным способом влияние общеопасного способа на объект и характер причиняемого вреда, т.е. на степень общественной опасности особенно заметно.

Квалификация данных преступлений как совершенных общеопасным способом нередко вызывает на практике проблемы, вытекающие, на наш взгляд, из-за того, что Закон не дает понятия общеопасного способа, а также из-за недостаточной теоретической разработанности данного признака. В теории уголовного права дается либо примерный перечень таких способов, либо общие признаки последствий его применения.

Полагаем, что для уяснения уголовно-правового значения данного способа совершения преступления целесообразно хотя бы в общих чертах уяснить, раскрыть содержание данного признака, а также выявить его характерные особенности.

Первым вопросом, возникающим при его изучении, является вопрос о соотношении формулировок «общеопасный способ» и «способ, опасный для жизни и здоровья многих людей», используемых при конструировании диспозиций уголовно-правовых норм.

Полагаем, что существующее различие между данными формулировками заключается в том, что первая является более полной и ее следует понимать несколько шире, чем вторую, поскольку при совершении преступления «общеопасным способом» имеется ввиду опасность посягательства не только на жизнь или здоровье людей, но и опасность наступления иных вредных последствий;

При совершении преступления «обшеопасным способом» необходимо установить, прежде всего, общеопасность самого способа совершения преступления. Но разница в формулировках закона не является существенной и не изменяет сути рассматриваемого способа. Данные понятия равнозначны. Это подтверждает и то, что в связи с введением в 1997 году Уголовного кодекса РФ, в котором, по нашему мнению, произошло лишь редакционное уточнение текста отягчающего убийство обстоятельства, в практической деятельности по применению данного обстоятельства не произошло никаких изменений.

В науке же уголовного права одни ученые не обращают особого внимания на разницу в данных понятиях1. Другие не только обращают внимание на это, но и делают из этого различные выводы.

Так, А.Н. Красиков отмечает, что, «общеопасный» способ предполагает объективную опасность для других людей, кроме потерпевшего, не конкретизируя степень этой опасности2.

Л. А. Андреева высказала предположение о том, что общеопасный способ следует понимать более широко и «достаточно доказанности общеопасности самого способа и осознания этого обстоятельства убийцей»3.

С. В. Бородин обратил внимание на то, что под общеопасным способом «имеется в виду не только опасность данного способа для жизни многих людей, но и опасность наступления других вредных последствий, например разрушение домов, транспортных средств или средств связи и т. п.»4.

Представляется, что необходимо обратить внимание и на то, что общеопасный способ преступления по Уголовному кодексу РФ предусмотрен в преступлениях различающихся по основному объекту посягательства, т.е. способ совершения преступления может быть признан общеопасным и при причинении тяжкого вреда здоровью, и при повреждении и уничтожении имущества.

Отличается ли понятие общеопасного способа при убийстве и при причинении вреда здоровью, при торговле людьми, при повреждении или уничтожении имущества и т.д.? Отвечая на данный вопрос, мы пришли к выводу, что при совершении преступления данным способом его суть остается неизменной, меняется только основной объект посягательства.

Так, при убийстве общеопасный способ заключается в том, что в результате действий виновного возникла общая опасность для жизни нескольких человек, т.е. действия виновного одинаково опасны как для погибшего (или того, на жизнь которого виновный покушался), так и для хотя бы еще одного «постороннего» лица .

Поэтому, если при убийстве не возникает опасности для жизни иных лиц,.то общеопасного способа убийства нет, несмотря на любые,материальные последствия. Также, например, относительно понятия общеопасного способа при совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 111 УК, необходимо отметить следующее.

Он должен вменяться в тех случаях, когда виновный, причиняя тяжкий вред здоровью одного человека, создает такую же опасность жизни или здоровью иных лиц2, при этом может причиняться вред иным дополнительным объектам; охраняемых уголовным законом. Противоречия в понимании общеопасного способа при убийстве и при причинении вреда здоровью нет.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Общеопасный способ совершения преступления при «уничтожении или повреждении лесов, а равно…» также имеет место, когда он кроме гибели основного объекта угрожает гибели животному миру, здоровью людей и т.д. Иными словами в этих случаях виновный, совершая преступление, создает опасность, общую для нескольких объектов, как основных, так и дополнительных, факультативных.

Похожие диссертации на Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение Шкеле Мария Виталиевна

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеМихайлов Николай Федорович

Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значениеАтальянц Михаил Альбертович

Уголовно-правовое значение орудий и средств совершения преступления Денисова Александрина Сергеевна

Криминологическое значение места совершения корыстно-насильственных преступленийДук Юрий Иванович

Ревность как мотив совершения преступления и ее уголовно-правовое и криминологическое значение Круглова Татьяна Владимировна

Обстановка совершения преступления в зоне вооруженного конфликта и ее уголовно-правовое значениеШайдаев Мирзабек Шайдаевич

Вооруженное насилие как способ совершения преступления Кирюхина Людмила Николаевна

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector