Возрастная невменяемость (Уголовно-правовые и криминологические проблемы)

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ОТСТАЮЩИХ В ПСИХИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ

В теории уголовного права существует понятие уголовно-релевантных психических состояний (англ. relevant — относящийся к делу), под которыми понимаются болезненные (патологические) и неболезненные (без патологических расстройств) состояния психики субъекта, которые влияют на реализацию уголовной ответственности, назначение наказания, назначение и применение других мер уголовно-правового характера(1). Одним из таких состояний является отставание несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное деяние, в психическом развитии.

Отставание несовершеннолетних в психическом развитии, т. е. несоответствие их психического развития паспортному возрасту, может иметь разные причины. Специалисты отмечают, что наиболее часто задержка психического развития происходит вследствие ослабленности нервной системы, обусловленной инфекцией, хроническими соматическими заболеваниями, интоксикацией, травмой головного мозга, перенесенными внутриутробно, при родах или в раннем детстве нарушениями эндокринной системы, а иногда и вследствие педагогической запущенности при неблагоприятных условиях воспитания.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Некоторое, иногда значительное отставание в психическом развитии ребенка наблюдается также при психофизическом инфантилизме. Это состояние может быть вызвано различными причинами биологического и социального характера. Возможны такие формы инфантилизма, когда отставание имеется только в психическом развитии(2).

Причинами отставания в психическом развитии может явиться и начавшееся в раннем возрасте употребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, а также токсических веществ.

Задержка в психическом развитии иногда наблюдается у подростков, ослабленных длительными или хроническими соматическими заболеваниями. Обусловленное повышенной утомляемостью и относительно легкой истощаемостью нервных процессов снижение продуктивности интеллектуальной деятельности, частое в подобных случаях, может на какое-то время затормозить психическое развитие несовершеннолетнего.

Сказывается при этом иногда и длительный отрыв от школьных занятий. Необходимо добавить, что соматическая ослабленность может налагать отпечаток и на формирование личности несовершеннолетнего, создавая условия для развития таких черт, как повышенная раздражительность, эмоциональная неустойчивость, обидчивость и т. д.

Нет сомнения, что соматически ослабленные несовершеннолетние психически здоровы и имеют достаточные возможности для нормального умственного развития, но некоторые их особенности, отличающие их иногда от основной массы сверстников, могут снижать способность сознавать истинное значение своих действий и возможность руководить ими(3).

Дети с задержкой психического развития имеют потенциально сохранные возможности интеллектуального развития, однако для них характерны нарушения познавательной деятельности в связи с незрелостью эмоционально-волевой сферы, пониженной работоспособностью, недостаточностью ряда высших психический функций.

Стр.10

Исследование уровня психического развития и иных особенностей личности несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния, имеет чрезвычайно важное значение. Поэтому не случайно ст. 421 УПК РФ предусматривает, что при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием иных обстоятельств устанавливается и уровень психического развития несовершеннолетнего.

Во-первых, при отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, вследствие которого несовершеннолетний не мог в полной мере осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ).

Во-вторых, уровень психического развития и другие особенности личности несовершеннолетнего должны учитываться судом при назначении наказания.

В-третьих, уровень психического развития должен учитываться при решении вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ) либо освобождении от наказания (ст. 92 УК РФ) с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Чаще всего на практике возникают проблемы, связанные с так называемой возрастной невменяемостью, которая в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ служит основанием для освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности.

Уголовной ответственности подлежат лица, достигшие к моменту совершения преступления шестнадцатилетнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК РФ). Лица, достигшие четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за преступления, указанные в ч. 2 ст. 20 УК РФ. Однако подростки одного возраста могут значительно отличаться друг от друга по состоянию мыслительной и познавательной деятельности, состоянию эмоционально-волевой сферы, запасу знаний и представлений и т. п.

Поэтому необходимо иметь в виду не только паспортный, но и психологический возраст несовершеннолетнего, под которым понимается тот паспортный возраст, нормативным показателям которого соответствует уровень психического (умственного, эмоционального, волевого и т. п.) развития, достигнутый несовершеннолетним.(1)

Часть 3 ст. 20 УК РФ исключает уголовную ответственность несовершеннолетнего, который достиг возраста уголовной ответственности, но в силу отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в отношении Б., в части осуждения его за разбой приговор отменила и дело прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

Общественно опасное деяние, подпадающее под признаки разбоя, Б. совершил в возрасте 15 лет, и с формальной стороны данное обстоятельство давало основания для привлечения его к уголовной ответственности.

Однако стационарная судебно-психиат-рическая экспертиза установила, что Б. хотя и не страдает психическим заболеванием, но обнаруживает серьезную задержку психического развития вследствие перенесенных при родах травм головного мозга, асфиксии, а также недоношенности, по уровню своего общего психического развития на момент обследования не соответствует паспортному возрасту и считается не достигшим 14 лет.

Стр.11

общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать значения своих действий и руководить ими(1)

Иногда подросток обнаруживает признаки отставания в психическом развитии, но если уровень его психического развития не ниже возраста привлечения к уголовной ответственности, оснований для признания наличия «возрастной невменяемости» нет.

Так, по мнению защитника, суд не учел особенности психики С., которые препятствовали ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. По мнению защиты, осужденный подлежал освобождению от наказания в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ.

Верховный Суд Российской Федерации не согласился с позицией защиты, указав следующее: «Как следует из заключения психолого-психиатрической экспертизы, возрастное развитие С. отстает от календарного и находится в рамках возрастного периода 16—18 лет ближе к его началу. С учетом данного заключения основания для прекращения дела в отношении С. в порядке ч. 3 ст. 20 УК РФ отсутствуют»(2).

Проблемы возникают при разграничении «возрастной невменяемости» и обычной невменяемости (ст. 21 УК РФ) либо «ограниченной вменяемости» (ст. 22 УК РФ).

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Статья 21 УК РФ гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Во-первых, отставание в психическом развитии при «возрастной невменяемости» не связано с болезненным состоянием психики (хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики). Поэтому следует различать такие понятия, как отставание в психическом развитии и умственная отсталость.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, не учитывается в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г. № 7. Верховный Суд Российской Федерации обращает внимание на то, что «при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, в силу статей 195 и 196, части 2 статьи 421 УКП РФ назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии».

с нарушением интеллекта (умственно отсталых) и с задержкой психического развития (детей с особым типом психического развития, характеризующимся незрелостью отдельных психических и психомоторных функций или психики в целом)(4). Подростки, страдающие глубокой или тяжелой умственной отсталостью, признаются в абсолютном большинстве случаев невменяемыми.

Актуальные проблемы вменяемости (невменяемости) и возраста уголовной ответственности (Сравнительный историко-правовой анализ уголовного законодательства РФ и Франции) Артеменко Наталья Викторовна

Невменяемость: уголовно-правовое значение и проблемы отграничения от вменяемости и ограниченной вменяемости Тугушев Рустам Рашидович

Уголовно-правовые проблемы совершения общественно опасных деяний в состоянии невменяемости и аффекта Кузьмин Дмитрий Александрович

Срок
назначения экспертизы.

Экспертиза для решения вопроса о наличии у
несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, вследствие которого он
не мог в полной мере сознавать фактический характер или общественную опасность
своих действий (бездействия) либо руководить ими может быть назначена на любом
этапе процесса уголовного судопроизводства, как только у следователя, прокурора
или судьи возникнут обоснованные сомнения во вменяемости.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Алименты на содержание жены до 3 лет ребенку

Как справедливо отмечают Ю.М. Антонян и С.В. Бородин
вопрос о невменяемости при возбуждении уголовного дел не имеет значения,
поскольку дело возбуждается либо по факту преступления, либо при установлении в
деянии лица признаков состава преступления. Однако при предъявлении обвинения в
случаях, когда у следователя возникают сомнения по поводу вменяемости
подследственного, необходимо исключить невменяемость лица, которому должно быть
предъявлено обвинение, поскольку к этому моменту должны быть установлены все
признаки состава преступления, включая и субъект преступления.

В то же время проведение экспертизы в начале
предварительного следствия нецелесообразно по следующим основаниям. Решение о
назначении экспертизы может быть принято только после того, как следователь
соберет достаточно данных, свидетельствующих о том, что общественно опасное
деяние было совершенно именно тем лицом, которое он собирается  привлекать к уголовной ответственности и в
отношении которого ведется расследование (ст.

Вопросы,
поставленные на разрешение экспертов при применении ст. 20 ч. 3 УК РФ.

имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания
в психическом развитии и, если имеются, в чем они выражаются (интеллектуальный,
эмоционально-волевой критерий)?

имеется ли у несовершеннолетнего какое-либо
психическое расстройство?

обусловило ли психическое расстройство, имеющееся у
несовершеннолетнего, отставание в психическом развитии, и в какой мере?

учитывая наличие отставания (если оно
установлено), мог ли несовершеннолетний осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий в момент совершения общественно опасного
деяния?

учитывая наличие и характер
указанного отставания в психическом развитии, мог ли он руководить своими
действиями в этот момент?

                             Ошибки при постановке вопросов

На основании изучения уголовных
дел можно указать следующие ошибки, допускаемые следователями и судом при
постановке вопросов экспертам.

В процессе проведения исследования
определенное внимание было уделено анализу вопросов, которые следователи
(судьи) ставили на разрешение экспертов. Прежде всего было установлено, что в
43% дел прямые вопросы о наличии у обвиняемого отставания в психическом
развитии, не связанного с психическим расстройством, отсутствовали.

Ставился
вопрос о наличии «психического заболевания» и его влияние на признаки
невменяемости. Тем не менее эксперты, расширяя свои полномочия по собственной
инициативе в заключении утверждали, что «психическим расстройством подросток не
страдает, но обнаружены признаки отставания в психическом развитии».

Далее там, где следователь (суд)
ставили соответствующий вопрос, он в лучшем случае формулировался в общей
форме: «Имеется ли у обвиняемого отставание в психическом развитии, не
связанное с психическим расстройством». При этом не выяснялось, в чем
выражалось это отставание, какова степень его выраженности и т.п.

В 2-3%
случаев встречаются юридически неточные вопросы, ответы на которые не связны ни
с какими правовыми последствиями. К примеру, «имеются ли у П. признаки, не
связанные с психическим заболеванием, отставания в психическом развитии или
иные аномалии психического развития не болезненного характера, и если да, то в
чем конкретно они выражались».

Особую озабоченность вызывает
постановка перед экспертами психологически некорректных вопросов, на которые в
принципе невозможно, как утверждают ученые, дать ответ, но вопреки этому
эксперты в большинстве случаев давали на них ответы. Это даст возможность
выразить сомнение относительно их профессиональной компетенции.

В данном случае
имеется в виду вопрос типа: «какому возрасту соответствует психическое развитие
обвиняемого». Причины постановки данного вопроса связаны с тем, что после
принятия нового уголовного кодекса Федеральным Законом от 21.12.1996 г. было
внесено изменение в ст. 5 УПК РСФСР. Согласно ему, в случае, если обвиняемый
имеет отставание в психическом развитии, не связанном с психическим
расстройством, в силу которого  он не мог
в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий либо руководить ими, уголовное дело подлежит прекращению по
основаниям, указанным в п. 5 ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР.

В то же время по единодушному
мнению участвующих в изучении специалистов (психолога О.Д.Ситковской, психиатра
Е.И.Цымбала) и выраженной в литературе точки зрения – развитие психических
процессов происходит асинхронно. «Отставание в умственном развитии выражается в
качественно в своеобразных изменениях психики, обусловленных неравномерностью,
парциальность недоразвития высших психических функций, что исключает полное
совпадение особенностей интеллектуального развития умственно отсталого
подростка с психическими особенностями младших по возрасту детей».

Именно поэтому еще в 30-х годах видный ученый психолог Л.С.Выгодский утверждал,
что точное определение «интеллектуального возраста теоретически невозможно».
В связи со сказанным представляется, что в новом УПК целесообразно установление
в ст. 20.3 основание для освобождения несовершеннолетних от уголовной
ответственности, указать в качестве самостоятельного основания прекращения
дела, не соединять его с недостижением возраста уголовной ответственности.

Последняя группа вопросов, на
которые следует обратить внимание, — это так называемые бессмысленные,
свидетельствующие о непонимании судебно-следственными работниками значения
используемых терминов и, более того, отсутствие у них элементарной логики при
оперировании этими терминами. В эту группу входят вопросы типа: «имеется ли у
обвиняемого отклонение от нормального для данного возраста уровня психического
развития, влекущее умственную отсталость?».

          Нечеткая постановка
вопросов, например, «Мог ли обвиняемый с учетом своих психических особенностей
полностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий и руководить ими?» или «В какой мере мог обвиняемый руководить своими
действиями?».

Некоторые вопросы
свидетельствуют о непонимании судебно-следственными работниками значения
используемых ими терминов, например, «Страдал ли обвиняемый в момент совершения
преступления  и страдает ли в настоящее
время психическим расстройством, не связанным с психическим заболеванием?»
Вопрос: «Имеется ли у обвиняемого отклонение отнормального для данного возраста уровня
психического развития, влекущее умственную отсталость?

Иногда следователи столь
наукообразно формулируют свои вопросы, что понять их не представляется
возможным. В качестве примера приведем следующие два вопроса. «Не наблюдается
ли в психическом развитии обвиняемого отставание, не связанное с психическим
расстройством, в силу возраста последнего, послужившее причиной неосознавания в
полной мере фактического характера и общественной опасности своих действий во
время совершения общественно опасного деяния?

Постановка подобных вопросов
свидетельствует о необходимости не только повышения психологической и
психиатрической грамотности следователей, прокуроров и судей, но и их общей
юридической подготовке.

Четкая постановка вопросов при
назначении экспертизы – предпосылка корректных с правовой точки зрения ответов
экспертов. Вместе с тем эта корректность, обоснованность заключений связана еще
с достаточностью представляемого эксперту информационного материала. На
практике такая достаточность, как правило, отсутствует.

Глава III

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Выплата детских пособий и социальных выплат Советник

Противоречивость заключений.

§       
между описательной частью и диагностическим
суждением (утверждение об отсутствии психического расстройства при описании
такового);

§       
между данными психиатрического
освидетельствования и заключением психолога (из описания следует наличие
олигофрении, а в заключении говорится об отставании в психическом развитии; при
описании нормального психического развития, в заключении говориться об
отставании в психическом развитии);

§       
между поведением обвиняемого при совершении
правонарушения и результатами психологического тестирования, например, эксперты
на основании тестов говорят о повышенной внушаемости испытуемого как
обстоятельстве, ограничивавшем его способность руководить своим поведением, а
из материалов дела видно, что обвиняемый был инициатором правонарушения и
руководил действиями своих подельников;

§       
между заключением психиатров и психолога
(Психиатры не находят интеллектуальной недостаточности и утверждают, что
психическое развитие испытуемого соответствует норме, а психолог утверждает о
наличии отставания в психическом развитии. Фактически в этих случаях акт
представляет собой два самостоятельных заключения с взаимоисключающими
выводами.

Почти каждое третье заключение
содержало утверждение экспертов о вменяемости испытуемого. Сначала эксперты утверждали,
что испытуемый психическим расстройством не страдает и поэтому может сознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими,
то есть вменяем. Но сразу же после этого они констатировали, что вследствие
отставания в психическом развитии испытуемый не мог в полной мере сознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить
ими, не замечая очевидного противоречия своих утверждений.

Совершенно очевидно, что в случаях отставания в
психическом развитии, не связанных с психическим расстройством, психическое
состояние несовершеннолетних в момент совершения общественно опасных действий
не может квалифицироваться в терминах «вменяем» или «невменяем», поскольку они
относятся только к лицам с нормальным психическим развитием, страдающим или не
страдающим психическими расстройствами.

Подобного рода заключения, содержащие
утверждения о вменяемости и неспособности в полной мере сознавать фактический
характер и общественную опасность своих действий или руководить ими вследствие
психических нарушений или отставания в психическом развитии, по своей структуре
близки к формуле ограниченной вменяемости.

Это свидетельствует о недостаточном
понимании экспертами двух новых правовых институтов – ограниченной вменяемости
и возрастной невменяемости. Отмеченное обстоятельство вызывает серьезной
беспокойство, так как правовые последствия установления ограниченной
вменяемости и возрастной невменяемости существенно отличаются.

В качестве примера приведем
заключение из акта комплексной стационарной психолого-психиатрической
экспертизы проведенной по уголовному делу №21746, расследовавшемуся в УВД
Калужской области. «Признаков
хронического психического расстройства не обнаруживает, по психическому
состоянию мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий и руководить ими. Вменяем.

Выявленные у испытуемого при
экспериментально-психологическом 
исследовании некоторые интеллектуальные затруднения, усугубленные
микросоциальной и педагогической запущенностью, личностные особенности с
эгоцентризмом, инфантилизмом, ситуативностью побуждений, повышенной
внушаемостью могли оказать существенное влияние на его поведение в исследуемой
ситуации, и он не мог в полной мере сознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий в тот период».

§       
противоречие между утверждением о вменяемости и
неспособности в полной мере сознавать фактический характер и общественную
опасность своих действий;

§       
эксперты прямо не говорят об отставании в
психическом развитии, хотя такой вопрос был перед ними поставлен, вместо этого
они упоминают «некоторые 
интеллектуальные затруднения» и «инфантилизм» (понятия весьма
неопределенные), которые в ряду других «личностных особенностей» затрудняли
способность испытуемого в полной мере сознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий, то есть использовали формулу
ограниченной вменяемости;

§       
хотя в заключении говорится о влиянии личностных
особенностей испытуемого на его поведение в исследуемой ситуации, в
описательной части акта это влияние не анализируется и никакими аргументами не
мотивируется;

§       
медицинский критерий невменяемости ограничен
только хроническим психическим расстройством, другие психические нарушения,
перечисленные в 21 статье УК не указаны;

§       
в юридическом критерии возрастной невменяемости
не указано ограничение способности руководить своими действиями.

Не менее важное значение, чем
подробное описание состояния испытуемого, имеет изложение тех рассуждений,
которые позволили экспертной комиссии прийти к определенному заключению. Только
показав ход своих рассуждений, перечислив аргументы, на которых основывается их
суждений, проанализировав возможные альтернативные объяснения и доказав их
несостоятельность, эксперты могут убедить следствие и суд в обоснованности
своих выводов. На практике эти требования выполняются редко. Чаще всего
встречались следующие проявления необоснованности экспертных суждений.

§       
хотя эпилепсия с изменениями личности является
психическим расстройством, эксперты утверждают, что испытуемый психическим
расстройством не страдает, не приводя каких-либо аргументов в пользу этой точки
зрения;

§       
отмеченные экспертами интеллектуальное
недоразвитие и повышенная внушаемость в данном случае является изменениями
личности вследствие эпилепсии, поэтому их нельзя рассматривать как  проявление отставания в психическом развитии;

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

§       
из-за наличия психического расстройства и
отсутствия отставания в психическом развитии части 3 статьи 20 УК в данном
случае неприменима.

Ситуацию, когда инвалидов с
детства по психическому заболеванию (олигофренов и эпилептиков), получавших
пенсию в органах социальной защиты, эксперты признавали психически здоровыми,
иначе как абсурдной назвать нельзя, а она в изученных уголовных делах
встречалась несколько раз.

§       
вопреки Международной классификации болезней эксперты не считают
олигофрению (умственную отсталость) хроническим психическим расстройством
(заболеванием);

§       
сначала эксперты утверждают, что степень
интеллектуального дефекта не лишала испытуемого способности сознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими,
а затем, что вследствие интеллектуального дефекта он не мог в полной мере
сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и
руководить ими;

Похожие диссертации на Возрастная невменяемость (Уголовно-правовые и криминологические проблемы)

Назаренко, доктринальное понятие «возраст наступления уголовной ответственности» точно соответствует законодательному понятию «возраст, с которого наступает уголоВна яшйспгашрш ш сУществует множество точек зрения по поводу проблемы возраста. Так, лингвисты характеризуют хронологический возраст как четкие координаты жизни, количество прожитого времени5.

Аналогичную позицию занимает судебный психолог М.И. Коченов, который считает, что возраст, в том числе и в норме закона, следует понимать как указание на количество прожитого человеком времени.6 Авторы учебника под редакцией профессора А.И. Коробеева утверждают, что в зависимости от биологических, социально-психологических и хронологических признаков (критериев) можно выделить следующие виды возраста: 1.

Под возрастом в широком смысле слова понимается календарный период, прошедший от рождения человека до любого другого хронологического момента в его жизни. В узком смысле — это календарный период психофизиологического состояния человека, с которым связаны биологические, социально-психологические и юридические изменения и последствия.

8 Очевидно, что границы указанных видов условны, так как каждый из них тесно переплетается с другим. Практически такой же точки зрения придерживается Р.И. Михеев, утверждающий, что характеристика возраста включает в себя хронологические, медико-биологические, социально-психологические и правовые измерения. В психологической литературе наряду с хронологическим возрастом различают биологический, социальный и психологический.10

Биологический возраст характеризует функциональное состояние организма и он в ряде случаев не совпадает с хронологическим, так как организм может быть старше или моложе паспортного возраста.

Социальный (гражданский) возраст является показателем профессиональных возможностей и социальных рубежей юридической ответственности. Ряд авторов считает, что в уголовно-правовой литературе и законодательстве этот вид возраста поглощается признаками специального субъекта преступления.11

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Образец приказа на отпуск генерального директора

Другие авторы придерживаются точки зрения, что уголовное право интересует только календарный (паспортный) возраст. На наш взгляд, это мнение недостаточно обоснованно, так как в некоторых моментах уголовно-правовой доктрины и в судебно-следственной практике законодателем и правоприменителем учитываются все виды возраста.

Отдельные ученые для определения возраста уголовной ответственности пользуются термином «минимальный возраст уголовной ответственности». Эта номинанта возраста устанавливается законодателем в зависимости от медико-биологических, социально-психологических, социологических критериев, криминологических показателей, принципов уголовного права и уголовной политики в тот или иной период развития конкретного государства. С достижением указанного типа возраста закон связывает наступление уголовной ответственности субъекта за совершенное им деяние.

Согласно ст. 20 УК РФ, учитываются: степень физического и психического развития, социально-психологические свойства и качества (интеллектуальные, волевые, эмоциональные) человека, уровень его социализации как личности; способность осознания фактического характера и общественной опасности совершённого деяния.

Представляется, именно последнее свойство лежит в основе установления минимального возраста уголовной ответственности. Нельзя согласиться с мнением тех авторов, которые за основу минимального возраста уголовной ответственности берут криминологические показатели, такие как распространенность деяний определённого вида среди лиц рассматриваемого типа возраста, их тяжесть, общественная опасность.

Возрастные психологические особенности обусловлены социально-историческими условиями, в которых развивается человек. В некоторой степени — наследственностью, характером воспитания, особенностями деятельности и общения индивида, которые оказывают влияние на временные сроки перехода от одного возрастного периода к другому.

Для каждого возраста существует своя особенность развития, то есть определенное соотношение условий формирования личности. Взаимодействие внешних и внутренних факторов обычно порождает и типичные психологические особенности, общие для людей одного возраста.

Проанализируем, как с точки зрения психологии, формируется личность несовершеннолетнего.

Первые годы жизни ребенка — это период детства. Это период от рождения до поступления в школу, который характеризуется чрезвычайно интенсивным физическим и духовным развитием.

В эти годы активно развиваются различные способности, определенные черты характера, от которых во многом зависит буду щее ребенка. Эффективность его школьного обучения, особенности взаимодействия с окружающими людьми, закладываются представления о его положении в обществе.

Ребенок рождается беспомощным существом. Как известно, новорожденный обладает весьма ограниченным запасом врожденных безусловных рефлексов. В эту пору он может удовлетворить свои естественные потребности и приспособиться к окружающему миру только через взрослых.

Ему предстоит научиться всему, что характеризует представителей человеческого рода. Простейшие формы наглядно-действенного мышления появляются к 2 годам. Дети до трех лет, находящиеся в условиях дефицита общения со взрослыми, значительно отстают в своем развитии.31

К школьному возрасту у ребёнка появляются элементарные формы словесной регуляции поведения. Он исполняет простейшие указания взрослого, воздерживается от действий, которые запрещаются. Сложнее формируются эмоциональные переживания.

Но он усваивает знания путем непосредственного восприятия окружающего, а также и с помощью словесных описаний и объяснений — речи. Появляются и элементарные обязанности.

Он выполняет первые поручения, занимается самообслуживанием, учится общению в коллективе. Также наряду с непосредственным восприятием появляется воображение и представление.

Общеизвестно, что процесс развития ребёнка является всегда сложным, многогранным и он зависит от многих факторов. Управлять этим процессом без знания детской психологии, учёта возрастных и индивидуальных особенностей не представляется возможным.

На протяжении детства индивид усваивает общественный опыт, накопленный предшествующими поколениями, обучается определенным знаниям и умениям, овладевает определенными эстетическими и нравственными нормами. А без этого его психическое развитие заторможено и затруднительно.

Под влиянием взрослых у ребенка складывается система представлений о простейших явлениях природы и общественной жизни, возникают простейшие виды рассуждающего мышления, происходит овладение элементарными логическими формами. В мыслительной деятельности пробуждаются познавательные интересы, в которых обнаруживается стремление к познанию окружающего мира.

Происходят изменения в эмоциональной сфере, появляются простейшие виды нравственных, эстетических, моральных переживаний. Интенсивно развивается воля. Вырабатывается умение подчинять свои действия определенным инструкциям, а также собственным замыслам и планам.

Данные, полученные сотрудниками психофизиологической лаборатории Института дошкольного воспитания, показывают, что такая последовательность в формировании психических процессов имеет место всегда. Но в тех случаях, когда ребенок стихийно, без надлежащего руководства усваивает известный опыт, процесс идет медленнее и оказывается малоэффективным.

Восстановление таких понятий как «вменяемость», «невменяемость», «ограниченная вменяемость» и несоответствие психологического возраста паспортному в теории и законодательстве возвратило юристов, психиатров и психологов к возобновлению дискуссии о видах вменяемости, но уже на качественно ином этапе развития и права, и социальной и судебной психиатрии и психологии.

Особенности правовой оценки действий лиц, проявляющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, тесно примыкают к более общей уголовно-правовой проблеме — уменьшенной вменяемости и ее влиянию на ответственность лиц, не достигших совершеннолетия. Многолетние теоретические дискуссии по этой проблеме, поиски ее оптимального решения, предпринимавшиеся следственной и судебной практикой, завершились введением в ныне действующий Уголовный кодекс Российской Федерации ранее неизвестной нашему уголовному законотворчеству правовой нормы, закрепленной ч. 3 ст. 20.

Согласно этой норме, если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Это важное положение свидетельствует о том, что, устанавливая возраст уголовной ответственности, законодатель руководствуется не только хронологическим (паспортным) критерием, но и критерием психологическим. И это вполне закономерно. Необходимость законодательного установления возраста уголовной ответственности непосредственно связана с категорией вменяемости.

Не случайно в ст. 19 УК РФ, определяющей общие условия уголовной ответственности, эти два понятия взаимосвязаны: «уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом», т.е. вменяемость и возраст, с достижением которого допускается привлечение лица к уголовной ответственности, определены в качестве основных признаков лица как субъекта преступления.

Отсюда логично сделать вывод о том, что установленный законом возраст, с которого возможно наступление уголовной ответственности за соответствующее преступление, предполагает способность лица понимать характер и социальную значимость своих действий, соотносить свои желания и побуждения с требованиями общественного запрета и нормами поведения, установленными в обществе, а также способность правильно воспринимать уголовное наказание.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Однако жизненные условия и обстоятельства, в которых происходит развитие подростков и их формирование, весьма разнообразны, как разнообразны и психофизиологические особенности каждого конкретного индивидуума. Не учитывать многообразие этих обстоятельств и особенностей при решении вопроса, достиг ли подросток возраста, с которого закон связывает возможность уголовной ответственности, недопустимо, что и следует из смысла уже упомянутой ч. 3 ст. 20 УК РФ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector